– Разрешить Оби-Вану Кеноби показать свое боевое мастерство перед Куай-Гоном Джинном сегодня должны мы, – сказал Йода, и в этот миг ослепительная молния пронзила толстый слой облаков далеко внизу. – Я это предвидел.

– Зачем? – спросил глава Совета джедаев Мэйс Винду, могучий темнокожий великан с бритой головой. Глаза его, подобно выстрелам из бластера, пронизывали Йоду насквозь. – Какой смысл? Оби-Ван еще раз доказал, что неспособен смирить ни гнев свой, ни нетерпение. А Куай-Гон Джинн не готов принять еще одного нетерпеливого падавана.

– Согласен, – подтвердил Йода. – Ни Куай-Гон, ни Оби-Ван не готовы еще. Но Сила может мастера и ученика вместе свести.

– А что вы скажете о прошлой ночи, когда Оби-Ван избил Брука? – напомнил Мэйс Винду.

Йода сделал знак, и из-за кустов выкатился робот-рефери.

– Усовершенствованный обучающий робот номер шесть, вчера вечером схватку видел ты, – обратился к нему Йода.

– Сердце Оби-Вана билось со скоростью шестьдесят восемь ударов в минуту, – деловито начал робот. – Его торс был повернут на двадцать семь градусов к северо-востоку, правая рука вытянута вниз и сжимала тренировочный меч. Температура тела…

Мэйс Винду вздохнул. Обучающий робот, если его не остановить, будет битый час описывать каждый шаг Оби-Вана.

– Скажи только одно: кто спровоцировал драку? – спросил его Мэйс Винду. – Какие слова говорил каждый из них и что произошло потом?

Обучающий робот УОР-б оскорбленно загудел: он не любил, когда его перебивают. Но, встретив грозный взгляд Мэйса Винду, все же начал рассказывать, каким образом Брук подбил Оби-Вана на схватку.

Когда он закончил рассказ, Мэйс Винду обреченно застонал.

– Вот двое наших лучших учеников: один подлец, а другой глупец, – заключил он и вопросительно взглянул на мастера Йоду. – Что вы предлагаете?

Йода хитро прищурился.

– Дать им еще один шанс проиграть должны мы, – сказал он.

Глава 4

В воздухе с бешеным свистом мелькал красный лазерный меч Брука. Оби-Ван едва успевал отбивать бесчисленные удары. В четвертый раз за день мальчики сошлись, в жестокой схватке.

Усталые мускулы Оби-Вана наливались тупой болью. Плотная туника промокла от пота. Но Брук не отступал ни на шаг. Оби-Ван дивился такому упорству противника. Мальчишка сражался отчаянно, словно от исхода схватки зависела его жизнь. «Он не меньше моего боится, что джедай не изберет его в ученики», – догадался Оби-Ван.

Но на упорство Брука Оби-Ван отвечал тем же, а под конец еще усилил натиск. Это был его последний шанс исполнить заветную мечту.

Лезвие Брука просвистело возле самого горла Оби-Вана. Еще немного – и он задел бы шею. Такое касание означало смертельный удар, и Оби-Ван считался бы побежденным.

По толпе учеников, сгрудившихся под навесом вокруг боевой арены, прокатился крик. Посмотреть на схватку собрались все – и учителя, и ученики. Оби-Ван не видел их, только слышал подбадривающие крики. Над головой с шелестом кружил обучающий робот УОР-6 – в этой схватке он исполнял роль рефери.

– Дурак, – прошипел Брук так тихо, что услышать его мог только Оби-Ван. – Зря ты согласился биться со мной. Тебе ни за что не победить.

Белые, как мел, волосы Брука были собраны на затылке, по лицу крупными каплями стекал пот. Его грудь защищал толстый черный панцирь. В воздухе стоял тяжелый запах обожженной плоти и паленых волос. Оба противника уже успели зацепить друг друга раскаленными лезвиями мечей, но пока что никто из них не наносил ударов в полную силу.

Младшие ученики, столпившиеся вокруг арены, подбадривали противников громкими криками. Одни из них болели за Брука, другие – за Оби-Вана. Все они уже слышали о схватке, случившейся накануне вечером. До ушей Оби-Вана донеслись возгласы Бент:

– Смелее! Оби-Ван! Молодец!

Гарен Мульн пронзительно свистнул сквозь зубы.

– Это тебе ни за что не победить! – презрительно бросил Оби-Ван Бруку. С шипением крестились лазерные мечи. – Ты сегодня проиграешь, и все узнают, что ты не только трус, но и лжец!

По решению мастеров битва проходила без повязок на глазах. Лица мальчиков почти соприкасались, и Оби-Ван видел, какой ненавистью горят глаза Брука. Момент противостояния затягивался. В глазах Брука Оби-Ван читал свое будущее – будущее, в котором он подчинялся только велениям гнева и питал ненависть ко всем, кто осмеливался спорить с ним.

Загрузка…

Оби-Ван призвал на помощь Силу. Он чувствовал, как струится она вокруг него, но никак не мог ухватить ее как следует. Перед ним находился противник, который встал между ним и его мечтой, издевался над ним, высмеивал. Оби-Ван еще сильнее налег на лазерный меч и с мрачным удовлетворением увидел, что в глазах противника мелькнуло удивление. Брук отступил на шаг.

Воспользовавшись растерянностью врага, Оби-Ван взмахнул световым мечом, целясь прямо в лицо Бруку. Тот нырнул и подсек мальчика под ноги. Оби-Ван высоко подпрыгнул.

Еще в детстве, сражаясь с учениками постарше, Оби-Ван усвоил простую заповедь: нужно избегать молниеносных атак – в них только понапрасну тратится энергия. Его научили в схватке держать оборону, едва заметными движениями блокировать удары или уклоняться от них.

Отражая удары Брука, Оби-Ван чувствовал на себе внимательный взгляд Куай-Гона Джинна. Этот джедай слыл мятежником, одиноким волком. Оби-Вану хотелось, чтобы в нем видели точно такого же мятежника, ниспровергателя основ.

Поэтому Оби-Ван не стал дожидаться, пока Брук разработает план нападения. С бешеной Яростью он внезапно атаковал противника. Тот попытался отразить натиск, но меч Оби-Вана, словно молния, скрестился с его мечом. Брук едва не выронил оружие.

Оби-Ван стиснул меч обеими руками и яростно размахивал им, нанося смертоносные удары. Брук снова попытался защититься, но не устоял на ногах и упал на спину, раскинув руки. Его лазерный меч погас и закатился в выбоину бугристого пола.

Оби-Ван изо всех сил рубанул мечом вниз. Этот решительный удар завершил бы битву, но Брук успел откатиться в сторону и схватить свой меч. И в тот самый миг, когда он включил меч, на него обрушился новый удар Оби-Вана.

На этот раз о блокировке не могло быть и речи. Лазерный меч Брука был отбит прямо на хозяина. Удар пришелся Бруку в точности между глаз, опалив волосы. Зашипела обожженная кожа. Почувствовав жгучее прикосновение сразу двух клинков, Брук вскрикнул от боли.

– Достаточно! – провозгласил Йода.

Послушники, стоявшие вокруг арены, разразились радостными криками. Глаза Бент сияли, морщинистое лицо Рифта расплылось в довольной улыбке.

Оби-Ван выпрямился, с трудом переводя дыхание. По лицу и рукам его струился пот, мускулы ныли от изнеможения. Кружилась голова.

И все-таки еще никогда победа не казалась ему такой сладостной. Он обвел взглядом толпу зрителей под тенистым навесом и поймал на себе пристальный взгляд Куай-Гона. Мастер-джедай удостоил его коротким кивком и заговорил о чем-то с Йодой.

«Я победил, – понял Оби-Ван, все еще не веря себе. Душу охватил счастливый трепет. – Я наголову разбил Брука. Куай-Гону понравилось мое мастерство».

Он попытался обуздать свое ликование, поклонился Йоде и остальным мастерам. Потом, не удержавшись, под приветственные крики однокашников в победном салюте взметнул вверх лазерный меч. С гордостью заметил он, каким восторгом сияют лица друзей – Бент, Рифта, Гарена Мульна. В душе снова вспыхнула надежда – возможно, он выиграл нечто большее, чем просто важную схватку. Он сражался за право стать падаваном.

Ликующие крики друзей еще долго звенели у него в ушах. Оби-Ван направился в раздевалку, принял душ, переоделся в свежую тунику и швырнул старую, испачканную, в контейнер для стирки. В этот миг в комнату вошел Куай-Гон Джинн. Он был велик ростом и чрезвычайно силен, но ступал бесшумно, как кошка.

– Кто научил тебя так сражаться? – спросил он. Черты лица Куай-Гона были грубоваты, но в глазах светился чуткий, вдумчивый ум.

– Как?

– Ученики Храма редко бросаются в атаку очертя голову. Их учат держать оборону, изматывать друг друга. Они берегут силы. А ты дрался… как дерутся очень опасные люди. То и дело открывался нападению врага, рассчитывал, что противник примет оборонительную стойку.

– Я хотел скорее закончить схватку, – пояснил Оби-Ван. – Сила позволяла это.

Куай-Гон долго вглядывался в мальчика.

– Не уверен. Нельзя полагаться только на то, что противник займет глухую оборону. Твой боевой стиль очень опасен, полон риска.

– Вы могли бы научить меня сражаться лучше, – ровным голосом произнес Оби-Ван. Этими словами он предлагал Куай-Гону взять его в падаваны.

Но в ответ Куай-Гон лишь в раздумье покачал головой.

– Может, и сумел бы, – медленно ответил он. При этих словах в сердце Оби-Вана снова затеплилась надежда. Но мгновение спустя она опять угасла.

– А может, и не сумел бы, – продолжал Куай-Гон. – Ты сердился на своего противника. Я ощущал в вас обоих страшный гнев.

– Но я стремился к победе совсем не из-за гнева. – Оби-Ван твердо встретил пристальный взгляд Куай-Гона, давая понять, что в сражении его вела только одна мечта – понравиться великому джедаю, показать, какой хороший из него выйдет ученик.

И снова Куай-Гон долго вглядывался в Оби-Вана, но взгляд его был направлен не на мальчика… а куда-то сквозь него. В душе Оби-Вана воскресла надежда. «Сейчас, вот сейчас, – звучала в нем ликующая песнь, – сейчас джедай предложит мне стать его падаваном».

Но нет.

– В будущих схватках смиряй свой гнев, – только и сказал Куай-Гон. – В битве с заведомо более сильным противником рыцарь-джедай никогда не станет истощать последние силы. И не рассчитывай, что враг упустит возможность поразить тебя исподтишка.

Куай-Гон направился к двери.

Оби-Ван в смятении застыл на месте. Куай-Гон не взял его в падаваны. Всего лишь дал совет из тех, какие мастера всегда дают ученикам.

Оби-Ван не мог допустить, чтобы джедай ушел. Иначе его мечта умрет.

– Погодите! – позвал мальчик. Когда Куай-Гон обернулся, он в знак покорности упал на одно колено. – Если я вел себя неразумно, то только оттого, что мне нужен хороший учитель. Вы возьмете меня с собой?

Куай-Гон вгляделся в пылкое лицо мальчика и, насупив брови, надолго погрузился в размышления.

– Нет, – произнес он наконец.

– Куай-Гон Джинн, через месяц мне исполнится тринадцать, – взмолился Оби-Ван. Он решился выложить все начистоту. Попытка была отчаянная, но ничего другого не оставалось. – Вы – мой последний шанс стать рыцарем-джедаем.

Куай-Гон грустно покачал головой.

– Не стоит обучать мальчика, в душе у которого такая бездна гнева. Из него выйдет плохой рыцарь. В будущем он может перейти на сторону темных сил.

С этими словами рослый джедай стремительно шагнул к двери. Взметнулся за спиной, точно крылья, широкий плащ.

Оби-Ван упруго вскочил на ноги.

– Не перейду, – тихо, но твердо заявил он.

Но Куай-Гон не оглянулся, даже не замедлил шаг. Спустя мгновение он исчез – так же молчаливо и бесшумно, как появился.

Долго, очень долго стоял Оби-Ван, потрясенно глядя ему вслед. Ужасная правда никак не доходила до его сознания. Все кончено. Угасла последняя надежда. Больше он ничего не мог сделать.

Вещи упакованы, чемоданы стоят у дверей. Осталось только подхватить их и сесть в транспортный корабль, который отвезет его на планету Бендомир.

Оби-Ван гордо вздернул подбородок. Раз уж ему не суждено стать рыцарем, он, по крайней мере, Покинет Храм, как подобает мужчине, с гордо поднятой головой. Не станет никого умолять. Оби-Ван взял чемоданы и зашагал по длинному коридору к посадочной платформе.

Один за другим позади оставались гроты для медитаций, столовая, классные комнаты. Дорогие сердцу места, где он учился, боролся, побеждал.

Здесь его дом. А теперь он должен его покинуть. Его ждет судьба, которой он не хотел, о которой не просил.

В последний раз Оби-Ван вышел из дверей Храма, твердя себе, что должен исторгнуть из души глубокую печаль, снедавшую его, и смотреть в будущее так, как его учили, с гордо поднятой головой.

Но не мог.

Глава 5

А Куай-Гон не мог позабыть полные горя глаза Оби-Вана. Мальчик изо всех сил старался не выказать отчаяния, но оно было написано в каждой черточке его лица.

Куай-Гон молча сидел в Звездном зале, потолок которого представлял собой огромную карту Галактики. Среди всех помещений Храма этот зал был его любимым местом. Над головой высился бархатисто-синий купол. Единственным источником света были отверстия в этом куполе, изображавшие звезды и планеты. Они искрились, переливались всеми цветами радуги. Чтобы узнать побольше о том или ином звездном мире, достаточно было коснуться его рукой, и посреди зала всплывало голографическое изображение планеты, подробно перечислялись ее физические свойства, спутники, форма правления.

Здесь так легко было получить знания. Но сколько тайн еще оставалось неоткрытыми, когда дело касалось глубин человеческой души!

Куай-Гон убеждал себя, что принял верное решение. Единственное. Мальчик сражался хорошо, но слишком яростно. В нем таилась опасность.

– Я за этого мальчика не отвечаю, – вслух произнес Куай-Гон.

– Уверены вы? – послышался из-за его спины голос Йоды.

Куай-Гон резко обернулся.

– Я не слышал, как вы подошли, – вежливо произнес он.

Йода приблизился к звездной карте.

– Десятки мальчиков показывали свое мастерство вам. Если сегодня вы не изберете падавана, мечты по крайней мере одного из них умрут навсегда.

С тяжелым вздохом Куай-Гон всмотрелся в далекую красную звезду.

– На следующий год мальчиков станет больше. Может быть, тогда я и выберу себе падавана. – Во время своих ежегодных визитов в Храм Куай-Гон больше всего ценил вот такие задушевные беседы с Магистром Йодой. Но сейчас ему хотелось, чтобы мастер поскорее ушел. Ему было неприятно обсуждать эту тему. Но он знал, что Йода не уйдет, пока не выскажет всего, что намеревался.

– Может быть, – согласился Йода. – А может, по-прежнему не захотите вы взять ученика. Что скажете вы о юном Оби-Ване? Хорошо сражался он.

– Он сражался… свирепо, – проговорил Куай-Гон.

– Да, – подтвердил Йода. – Подобно одному мальчику, которого знал я много лет назад…

– Не надо, – перебил его Куай-Гон. – Ксанатос ушел. Я не хочу, чтобы мне напоминали о нем.

– Не о нем говорю я, – возразил Йода. – О вас говорю.

Куай-Гон не ответил. Йода слишком хорошо знал старого друга. Возразить было нечего.

– Хорошо владеет Силой он, – заметил Йода.

– Но в придачу он зол и неугомонен, – угрюмо произнес Куай-Гон. В его голосе начало сквозить раздражение. – Он может перейти на сторону темных сил.

– Не все сердитые юноши на сторону темных сил переходят, – спокойно возразил Йода. – Если хороший учитель у них – не перейдут.

– Я не возьму его в ученики, Магистр Йода, – твердо заявил Куай-Гон. Он рассчитывал, что собеседник поймет, какая сильная воля кроется в его словах.

– Как знаете, – сказал Йода. – Но жизнью нашей не только случай правит. Если вы сами не возьмете ученика, то, возможно, в свое время судьба вам его даст.

– Может быть, – согласился Куай-Гон и, помолчав, неуверенно спросил:

– Что станет с мальчиком?

– В Сельскохозяйственном корпусе работать будет.

Куай-Гон недовольно хмыкнул.

– Станет крестьянином? – «Они загубят способности мальчика! – подумал он. – Опрометчивое решение». – Передайте ему… передайте, что я желаю ему счастья.

– Поздно, – сказал Йода. – Он уже в пути на Бендомир.

– На Бендомир? – удивленно переспросил Куай-Гон.

– Знаете это место вы?

– Знаю ли? Меня туда направил Сенат. Вылетаю прямо сейчас. Вам это было известно, правда? – Куай-Гон с подозрением вгляделся в лицо невысокого Магистра.

– Гм-м… – протянул Йода. – Мне было неизвестно. Но это больше, чем простое совпадение. Неисповедимы пути Силы.

– Но для чего было посылать мальчика на Бендомир? – в недоумении спросил Куай-Гон. – Этот мир смертельно опасен. Если его не убьет погода, то загрызут хищники. Ему потребуется все его мастерство, чтобы только остаться в живых. Какая уж тут сельскохозяйственная служба!

– Да, так и Совет подумал, – подтвердил Йода. – Бендомир – плохое место для выращивания злаков. Но хорошее, чтобы вырастить юного джедая!

– Если он прежде не погибнет, – проворчал Куай-Гон. – Вижу, вы верите в него больше, чем я.

– Да, так считаю и я, – хихикнул Йода. – Слушать внимательнее должны вы.

Испустив вздох отчаяния, Куай-Гон перевел взгляд на звездную карту.

– Изучать звезды можете вы, Куай-Гон, – заметил на прощание Йода. – Они многому вас научат. Но какое знание нужно вам – это… или другое?

Глава 6

«Монумент» оказался старым кореллианским звездолетом. Бесчисленные столкновения с метеоритными потоками не оставили на нем живого места. По форме он напоминал огромную корзину: впереди к нему прикреплялись несколько грузовых контейнеров, которые он должен был доставить на Бендомир. Оби-Ван представить себе не мог, что на свете существуют такие уродливые, грязные корабли.

Но если снаружи этот звездолет был безобразен, то внутри – просто гнусен. В полутемных коридорах воняло угольной пылью и потными телами самых разнообразных существ. Ремонтные люки стояли открытыми, и из них, будто из открытых ран, выпирала корабельная начинка – всевозможные провода, трубы, шланги.

По всему «Монументу» ползали громадные хатты, похожие на чудовищных слизняков. В коридорах, выставив длинные клыки, слонялись вифиды, покрытые заплесневелым мехом. То тут, то там небольшими группками бродили арконцы с причудливыми треугольными головами.

Оби-Ван, сжимая в руке чемодан, брел по кораблю, словно в тумане. У входного люка никто не встретил его, не показал дорогу. Казалось, его вообще никто не замечает. В довершение всего он обнаружил, что не взял с собой блокнот, который передала ему Досент Вант. В нем был записан номер его каюты.

Он попытался найти кого-нибудь из экипажа, но навстречу попадались только шахтеры, летящие на Бендомир. Борясь с нараставшим отчаянием, Оби-Ван угрюмо брел все дальше и дальше. На корабле было незнакомо и чуточку страшно. Тесные мрачные коридоры были так непохожи на тихие, полные света храмовые переходы, где повсюду, куда ни пойдешь, слышалось журчание фонтанов. В Храме ему был знаком каждый закоулок, он знал, каким путем быстрее всего добраться от арены, где они упражнялись в кувырках и равновесии, до плавательного бассейна. Хорошо бы сейчас нырнуть с самой высокой вышки…

Шаги Оби-Вана становились все медленнее и медленнее. Что-то сейчас делает Бент? Где она – в классе, на индивидуальном уроке? Или плавает в бассейне с Рифтом и Гареном Мульном? Где его друзья, думают ли о нем? Им и в голову не придет, в какое гнусное место занесла его судьба…

И вдруг дорогу ему загородил громадный хатт. Не успел Оби-Ван и слова сказать, как хатт схватил его за горло и швырнул о стену.

– Куда ползешь, мокрица?

– Э… что? – недоуменно пробормотал Оби-Ван, Что он такого сделал? Просто шел себе по коридору. Тут ему стало не по себе – за спиной у хатта, криво ухмыляясь, стояли два тощих вифида. – Н-на Бендомир, – заикаясь, пролепетал он.

Хатт брезгливо оглядел Оби-Вана с головы до ног, словно прикидывая, годится ли он в пищу. Изо рта громадной твари высунулся толстый язык. Хатт облизнулся – серые губы заблестели от липкой слизи.

– На тебе нет корабельного мундира, и в то же время ты не из «Дальних миров».

Оби-Ван окинул взглядом свою одежду. На нем была просторная серая туника. Тут он заметил, что на плече у хатта красуется черная треугольная нашивка с изображением ярко-красной планеты, похожей на зловещий глаз. Вокруг планеты, обрисовывая зрачок, кружил серебристый космический корабль. Под картинкой виднелись слова: «Горнодобывающая компания „Дальние миры“. Такие же эмблемы были у вифидов.

– Наверно, он из другого отряда, – предположил один вифид.

– А вдруг шпион! – рявкнул второй. – Хотелось бы знать, что у него в чемодане? Может, бомбы?

Хатт придвинул свое громадное уродливое лицо вплотную к Оби-Вану.

– Любой шахтер, который не работает на «Дальние миры», враг, – проревел он, тряся мальчика, как грушу. – Понял, мокрица? Ты – враг. А мы не пускаем врагов к себе в «Дальние миры».

Пальцы хатта напоминали толстые ломти гнилого мяса. Они крепко сжались на шее Оби-Вана. Задыхаясь, мальчик выронил чемоданы и вцепился в руки хатта. В легких словно вспыхнул огонь, коридор завертелся перед глазами.

Напрягая все силы, Оби-Ван ухитрился на мгновение разжать пальцы хатта и набрать полную грудь воздуха. Призывая на помощь Силу, он впился взглядом в черные, полные ненависти глаза чудовища.

– Пусти! – прохрипел Оби-Ван, пытаясь вздохнуть. Он надеялся, что Сила передаст хатту его приказ, подавит волю противника, заставит его передумать. Эта драка не походила на учебный бой с друзьями-послушниками. Здесь он ощущал волны жестокости, затмевающей сознание. Не было правил, не было Йоды, чтобы прекратить бой.

– Пустить тебя? С какой стати?! – в безжалостном веселье прорычал хатт.

«Хорошенькое начало новой жизни», – в отчаянии подумал Оби-Ван.

Последним, что он увидел, был надвигавшийся на него чудовищный кулак хатта. Потом мальчик провалился в темноту.

Глава 7

Оби-Ван очнулся на койке в теплой комнате, залитой ярким светом. Перед глазами стоял туман, голова кружилась. Над ним склонился медицинский робот. Он накладывал лечебный клей на глубокие раны, проверял, все ли кости целы.

Посреди комнаты, внимательно вглядываясь в мальчика, стояла молодая женщина с темно-рыжими волосами и зелеными глазами.

– Неужели тебе никто не говорил, что нельзя ввязываться в драку с хаттом? – спросила она.

Оби-Ван хотел покачать головой, но даже от такого малейшего движения тело захлестнула волна острой боли. Он глубоко вздохнул и призвал на помощь свою выучку джедая – воспринимать боль просто как сигнал, посылаемый телом. Потом нужно обратиться к своему телу с просьбой начать излечение.

Когда ему удалось сконцентрировать разум на поставленной цели, боль начала отступать. Он обернулся к женщине.

– Мне больше ничего не оставалось.

– Я понимаю. – Лицо незнакомки озарила мимолетная улыбка. – Что ж, по крайней мере, ты остался в живых. Это уже хорошо. – Она подошла поближе к его койке. – Тебе повезло, что я вовремя нашла тебя. Ты не из наших.

– Наших? – недоуменно переспросил Оби-Ван и покосился на девушку. Она была одета в оранжевый рабочий комбинезон с зеленой треугольной нашивкой.

– Мы из Горнорудной корпорации «Аркона», – ответила женщина. – Если ты не работаешь на нас, то почему рабочие из «Дальних миров» тебя избили?

Оби-Ван хотел пожать плечами, но его опять пронзила острая боль. Иногда бывало нелегко относиться с уважением к сигналам, посылаемым телом.

– Откуда я знаю? Я всего лишь искал свою каюту.

– А ты парень крепкий, – одобрительно заметила женщина. – Не каждому удается остаться в живых после драки с хаттом. Ты пришел на корабль искать работу? Мы можем нанять тебя для «Арконы». Меня зовут Клат-Ха, я главный производственный управляющий компании. – На вид она казалась слишком молода для того, чтобы управлять горнорудным производством – ей было не больше двадцати пяти лет.

– У меня уже есть работа, – проговорил Оби-Ван, едва ворочая языком. – Меня зовут Оби-Ван Кеноби. Направлен в Сельскохозяйственный корпус.

Клат-Ха удивленно раскрыла рот.

– Значит, ты и есть молодой джедай? Тебя ищут по всему кораблю.

Оби-Ван попытался сесть, но Клат-Ха тотчас же уложила его обратно.

– Лежи. Тебе еще рано вставать.

Он откинулся на подушки. Девушка шагнула к двери.

– Удачи тебе, Оби-Ван Кеноби, – сказала она. – Будь осторожен. Ты попал в самую гущу войны. Твое счастье, что ты остался в живых. В следующий раз тебе может не повезти. – Она хотела уйти, но Оби-Ван коснулся ее руки.

– Погодите, – проговорил он. – Я ничего не понимаю. Какая война? Кто с кем сражается?

– Эту войну затеяли «Дальние миры», – ответила Клат-Ха. – Ты, наверное, слышал о них.

Оби-Ван покачал головой. Как объяснить, что он провел всю жизнь в Храме Джедаев? Он больше знал о путях Силы, чем о жизни во вселенной.

– «Дальние миры» – это одна из старейших и самых богатых горнодобывающих компаний в Галактике, – пояснила Клат-Ха. – И они достигли этого только потому, что безжалостно расправлялись с конкурентами. Те, кто осмеливается встать у них на пути, неизменно погибают.

– А кто их возглавляет? – спросил Оби-Ван.

– Никто не знает, кому принадлежит компания «Дальние миры», – ответила Клат-Ха. – Вероятно, некоему клану, который владеет ею на протяжении столетий. И я даже не уверена, что этот таинственный владелец в ответе за все убийства. Но на корабле, летящем к Бендомиру, правит жестокий и безжалостный хатт по имени Джемба.

Оби-Ван несколько раз повторил про себя незнакомое имя. Джемба. Может быть, его избил именно этот тип?

– Безжалостный? Что он натворил?

Клат-Ха украдкой бросила взгляд через плечо, словно боялась, что ее подслушают.

– «Дальние миры» используют самую дешевую рабочую силу. В мирах Внешнего кольца, на планетах, подобных Бендомиру, половина работников Джембы – это рабы, вифиды. Но это еще не самое худшее, – произнесла Клат-Ха и неуверенно замолчала.

– А что самое худшее? – в нетерпении спросил Оби-Ван.

Темные глаза Клат-Ха гневно вспыхнули.

– Лет пять назад Джемба был наместником «Дальних миров» на планете Варристад, где, кроме его компании, работала еще одна горнодобывающая фирма. Варристад – планета небольшая. Без атмосферы, поэтому рабочие жили в большом подземном куполе. И вот однажды в этом куполе возникла дыра. Воздух из-под купола мгновенно улетучился. Погибло больше четверти миллиона человек. Никто не сумел доказать, что это дело рук Джембы, но в результате аварии компания-конкурент лопнула, и «Дальние миры» перекупили права на добычу практически за бесценок. Корпорация получила громадную прибыль. Вот с какой компанией мы имеем дело на Бендомире.

– Вы уверены, что авария была устроена злонамеренно? Может быть, это был просто несчастный случай?

Клат-Ха с сомнением покачала головой.

– Возможно, – ответила она. – Но почему-то несчастные случаи неизменно происходят там, где появляется Джемба – точно так же, как вместе с вифидами появляется гнусная вонь. Один из таких несчастных случаев произошел и с тобой. Поэтому будь осторожен.

Оби-Ван понял, что девушка чего-то не договаривает. Он чувствовал борьбу, происходящую в ее душе. Там гнездилась давняя боль и страх, бурлила жажда мести.

– На Варристаде у вас были друзья? – спросил он.

Клат-Ха удивленно взглянула на него и с неохотой покачали головой.

– Никого, – солгала она.

Их взгляды встретились.

– Клат-Ха, так больше продолжаться не может. «Монумент» не принадлежит «Дальним мирам»! Нельзя допустить, чтобы они и дальше уничтожали всех и каждого.

Клат-Ха вздохнула.

– Может, корабль и не их, но шахтеров из «Дальних миров» на борту в тридцать раз больше, чем членов экипажа. Капитан не в силах защитить тебя. Поэтому на твоем месте я бы держалась подальше от их территории. В любое время ты будешь желанным гостем на нашей половине корабля. – Она направилась к двери, но на пороге остановилась. Серьезное лицо озарилось улыбкой, и вместо суровой управляющей перед Оби-Ваном на миг возникла озорная девчонка. – Надеюсь, дорогу к нам найдешь.

Оби-Ван улыбнулся в ответ. Но ему не нравилось, что Клат-Ха так легко мирится с несправедливостью. Он этого не понимал. Он вырос в мире, где все разногласия устранялись путем бескровных споров. В Храме Джедаев не было места несправедливости.

– Клат-Ха, это не правильно, – в тяжелом раздумье произнес он. – Почему мы должны обходить стороной их половину корабля? Почему вы так легко с этим смирились?

Девушка вспыхнула.

– Потому что не хочу, чтобы они появлялись на моей половине! Послушай, Оби-Ван, – настойчиво проговорила она. – Там, где Джемба, всегда происходят несчастья. Взрываются буровые установки, рушатся туннели, гибнут люди. Я не хочу, чтобы шпионы и саботажники из «Дальних миров» проникали на мою половину корабля, а он не больше моего хочет, чтобы мои люди совали нос в его дела. Поэтому смирись с существующим положением дел. Так будет лучше для всех.

Клат-Ха вышла из комнаты, плотно закрыв дверь. Оби-Вану показалось, что края двери как-то странно заколыхались. Он понял, что жар, охвативший его, был вызван не только гневом на несправедливость. Все тело горело, будто охваченное пламенем. Мальчик попытался примириться с болью и жаром, но его одолела тошнотворная слабость. Он бессильно откинулся на подушки. Голова шла кругом, перед глазами стоял туман. Он опять провалился в забытье.

Глава 8

Оби-Вану снилось, что он снова очутился в Храме Джедаев, прогуливается среди звездных карт. Он протянул руку и коснулся звезды, вокруг которой вращалась планета Бендомир, – крупного тусклого светила, одного из пары красных гигантов. В воздухе вспыхнула голограмма, и голос давно умершего мастера провозгласил: «Бендомир – место, где ты погибнешь, если не будешь осторожен».

Очнувшись, он обнаружил, что по-прежнему находится в лазарете, руки его обвиты множеством тонких трубок, лицо закрывает кислородная маска. На миг ему почудилось, что он все еще видит сон – над ним, склонившись, стоял Куай-Гон Джинн. Большая прохладная ладонь джедая легла мальчику на лоб, и Оби-Ван понял, что все-таки проснулся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *