Видимо, Федор провел с ними серьезный инструктаж. Мы быстро нашли общий язык и мальчишки записывали мои рецепты, советы, помечали для себя, что и как лучше делать – все-таки опыта у меня больше.

Да и вообще, я в последнее время была всем довольна. Мне казалось, я порхаю по улицам: из дома в ресторан, обратно, потом посещение консультации и прогулки с любимым и дочкой. А почему бы и нет? Мне мое настроение нравилось. Я была счастлива, и будущее обещало мне много всего интересного.

Но тут судьба мне приготовила встречу с прошлым, все произошло совершенно неожиданно. Я возвращалась из консультации, где посетила очередной прием гинеколога, шла и размышляла о том, каким родится наш малыш – пол его мы принципиально не стали узнавать, Эрик же сказал, что будет мальчик – вот его и ждем. И тут я встретила Дроздова с коляской, он прогуливался на улице.

Кира! – обрадовался мужчина, а я наоборот немного сникла.

Этот просто так не отстанет, придется разговаривать, а этого мне совершенно не хотелось. Я уже мысленно была дома, рядом с Эриком и дочкой.

Здравствуй, Леша. – Слегка улыбнулась я. – Тебя можно поздравить? – кивнула на коляску.

Да, — расплылся в улыбке Алексей. Словно он получил Нобелевскую премию за то, что стал отцом. – Познакомься, это моя дочка – Кира.

Зовут-то ребенка, как? – наклонилась я к коляске. Девчушка была прелестной – вылитый отец. От Вики почему-то ничего не было.

А ты не поняла? – улыбнулся Дроздов. – Мою дочь зовут Кира.

Он назвал свою дочь моим именем??? Сумасшедший!

И как это тебе Вика позволила? – усмехнулась я.

Вот уж не повезло моей сестрице – теперь мое имя ежедневно будет звучать в их доме. Мне даже ее жалко стало, совсем чуть-чуть. Вика же меня терпеть не может, а тут ей постоянно будут напоминать о ненавистной старшей сестре. Насмешка судьбы, иначе не назовешь.

А кто ее спрашивал? – ответил он, поправляя одеяло в коляске. – Сам пошел и зарегистрировал дочку.

Ну, молодец, что тут скажешь. – Изумленно ответила я.

Не знала я, что Дроздов может быть настолько толстокожим. Вика носила дочь девять месяцев, и она должна была принимать участие в выборе имени ребенка. А Леша раз и все сам решил. Как хорошо, что мы с ним расстались! Спасибо Господи, что отвел от меня это «счастье»! – Ты теперь у нас заботливый отец?

Да. – Дроздов не переставал светиться от радости. Правда, может, ему и точно выдали какую премию? Чего он так сияет-то? – Сам ночью встаю к дочке, у Вики молоко пропало.

Еще бы молоко не пропало! Даже имя ребенку не дали выбрать, о чем тут можно говорить?

Хм….. – Что еще добавить я не знала.

А ты как поживаешь? – Дроздов внимательно и серьезно смотрел на меня.

Я-то? – улыбнулась я. Мне было не по себе от взглядов Алексея. Неужели он до сих пор еще не успокоился? – Счастлива. Замуж выхожу, ребенка вот ожидаю.

На мгновение в глазах Алексея мелькнула боль, и то, если бы я его хорошо не знала, — не заметила ничего. А потом он слегка улыбнулся.

Я рад за тебя, Кирюш. Ты этого достойна.

Ты знаешь, — кивнула я, осознавая вдруг, что да, Дроздов был прав, — я действительно этого достойна! Будь счастлив, Леш. И прощай!

Я окончательно простилась со своим прошлым и отправилась домой. В моей душе царил мир и покой. Наконец-то стихли отголоски последних сомнений, исчезло недоверие – а вдруг все скоро закончится? Я достойна счастья и это факт!

А мое счастье это Эрик, Богдана и наш сынок. Убедил меня все-таки Дементьев! И я верю в любовь Эрика. Да, я не мисс Мира, не первая красотка нашего города, но он меня выбрал. Полюбил, хочет быть рядом, а это дорогого стоит. Взаимная любовь это самое чудесное чувство в мире. Встретить своего человека непросто, и я к этому шла очень долго!

Вернувшись домой, я застала Эрика и Богдану в суете.

Что случилось?

Богдана обиженно сопела:

Ты пришла раньше, Кира. Мы не успели приготовить сюрприз!

О! – растерялась я. – А это по какому поводу?

Эрик всплеснул руками:

Так только ты можешь, дорогая! Забыла, что у тебя сегодня день рождения?

Вот я растяпа! Точно забыла!

Загрузка…

Пожала плечами:

Так не круглая же дата, чего о ней помнить?

Кира, Кира, — укоризненно качнул головой Эрик, помогая мне раздеться. – Иди в нашу спальню и не выходи, пока не разрешим.

Узурпаторы. – Проворчала я, но послушно ушла в комнату, оставив заговорщиков одних.

Через час мне позволили покинуть спальню. По всей квартире были развешаны шары и гирлянды цветов. А также плакаты с поздравлениями.

Как это трогательно и мило! Боже, я такая сентиментальная! Стою и реву как ненормальная. Но как же приятно читать слова любви от двух дорогих мне людей!

Как ты себя чувствуешь? – заволновался Эрик, он так и не привык, что я чуть что принимаюсь рыдать. Пугается бедненький.

Все хорошо. – Успокоила его.- Я просто счастлива и люблю вас.

А мы тебя! – обняли меня Дементьевы.

Эрик бережно и аккуратно придерживал мой растущий животик. Богдана прислонилась ухом к нему:

Ау, братик, прием! Ты меня слышишь?

Мы с Эриком переглянулись и улыбнулись. Я боялась, что Богдана может почувствовать себя обделенной любовью, но наша малышка оказалась гораздо умнее нас. Богдана с нетерпением ожидала младшего братика, выбирала вместе с нами обои в детскую. Вещи мы пока не покупали – суеверие, да и не советуют до родов обзаводиться детским приданым.

Вечером идем в ресторан. – Вдруг сказал Эрик.

Ты что, позвал туда всех? – качнула головой, не одобряя похода в ресторан. Зачем? Можно же и дома посидеть.

Там все и увидишь. – Подмигнул Эрик.

Ладно, — оттаяла я.

Все равно же приятно, когда о тебе заботятся и балуют.

Я выбрала платье цвета слоновой кости и заметила, что живот уже прилично выделяется. Малыш растет А я еще критично рассматривала себя со всех сторон – вроде не поправилась, не хочется мне, чтобы я стала больше на двадцать килограммов. Как я потом буду бороться с лишним весом? Повздыхала перед зеркалом, потом накрасилась, отбросив все лишние мысли, зачем себя зря расстраивать. Все будет так, как будет. Потом я помогла одеться Богдане, заплела ее. И мы поехали в ресторан Баринова. Место встречи изменить нельзя.

В VIP зале собрались все мои близкие и дорогие люди. Отец с Ольгой Максимовной, будущая чета Бариновых и я с удивлением увидела Константина в обществе молодой пухленькой женщины слегка за тридцать. По тому, с каким восторгом Константин смотрел на свою спутницу – я поняла, что это и была та самая Ольга, разбившая ему сердце в молодости. Любовь всей его жизни. Неужели они вместе?

Чуть позже, когда мне вручили множество подарков: кольцо и серьги от Эрика с Богданой, от отца с женой – конверт с деньгами, Бариновы вручили путевки в санаторий для всей семьи, Константин со спутницей цветы и конверт с наличными, — все сидели за столом расслабленные, я выловила друга Дементьева.

Это твоя Оля? – кивнула в сторону женщины.

Да! – гордо ответил он.

Как это она решилась? – удивилась я.

Насколько я поняла, тогда Оля была исключительно пугливой и закомплексованной личностью, боящейся стать счастливой с любимым человеком. Выбрала стабильность и обыденность, променяв любовь на это.

Сам не знаю. – Пожал плечами Костя. – Мы встретились случайно, когда Оля в очередной раз приехала к родителям. Разговорились, вспомнили былое….. – Калинин довольно улыбался, видимо, воспоминания были исключительно приятными. – И не смогли уже расстаться.

Молодцы! – порадовалась за Калинина. Он заслужил свое счастье.

А как дети Оли тебя приняли?

Калинин смущенно улыбнулся.

Пытаемся найти общий язык. Но ради Оли мы заключили пакт о ненападении. – Подмигнул мне мужчина.

Да ты стратег! – уважительно глянула на мужчину и хлопнула его по плечу, а потом вернулась к Эрику.

О чем это вы беседовали? – поинтересовался Дементьев.

Поздравила его с осуществлением мечты. – Я села рядом с любимым и обняла его.

О, да – многозначительно протянул Эрик. – Мой друг превратился в восторженного идиота. – Хмыкнул он, глядя на Костю.

Я все слышу! – крикнул Калинин. – Вспомни себя, когда Кира наконец-то сказала тебе «да»! – хохотнул мужчина. – Думаешь, ты лучше выглядел?

На это Эрик смущенно улыбнулся.

Ты покраснел! – ахнула я. Надо же, какое чудо! – Ты что, и, правда, так радовался?

Конечно! – Эрик бросил взгляд на меня. – Я же не знал чего от тебя ожидать, Кирюш. Сильно волновался, пока ты думала, что ответить.

Мда…. Бедный Эрик, изрядно я его помучила.

Ну, прости. – Погладила его по щеке.

Вот еще, — засопел смущенно Эрик. – Не надо извиняться, дорогая. Я лично ни о чем не жалею это был наш путь. Все, что с нами произошло – пошло лишь на пользу.

Соглашусь. – Я тоже ни о чем не жалею.

Давайте выпьем за мою дорогую и любимую подругу Киру! – встала со своего места Морозова. – Будь счастлива, Кирюш!

И вновь были тосты, признания в любви и поздравления.

А через неделю сочетались браком Федор и Юлия.

Мы подарили им огромную корзину роз и конверт с деньгами. Молодожены сами разберутся, на что им лучше их потратить.

Невеста выглядела до неприличия счастливой, что не мешало ей зорко смотреть по сторонам, а вдруг кто покусится на ее обожаемого Баринова.

Отелло в юбке, что тут скажешь.

Кира, — новоиспеченная супруга Федора оттеснила меня в угол банкетного зала. – Я беременна, представляешь?

Поздравляю! – мы обнялись.

Юлька тоже давно хотела ребенка, но раньше рожать было не от кого. А тут все так удачно сложилось: и муж и ребенок. – Баринов в курсе?

Нет, я ему еще не говорила. – Юля обмахивалась веером. – Он бы мне не разрешил обуть такие туфли. – Подруга покрутила ногой, на которой красовались белые туфельки на тонком и длинном каблуке.

Да уж, Баринова с ума сойдет от радости. Он так давно хотел стать отцом, но жены его не спешили рожать ему деток.

Ну, ты там подготовь его заранее, что ли. А то с сердцем плохо станет. – Посоветовала я.

Ты думаешь? – озаботилась Юля, поглядывая в сторону мужа.

Я пошутила. – Юлька потеряла свое чувство юмора?

Кира-а-а, — с укором глянула на меня подруга. – Думаешь, это смешно?

Все будет хорошо. – Я обняла Юлю и вернулась к Эрику.

Хоть я и была рада за подругу и Федора, но понимала, что прежних отношений у нас никогда не будет. То доверие, которое было между нами – утеряно безвозвратно. Нет, мы будем обязательно общаться, встречаться и дружить семьями, но той душевной близости никогда не вернуть. Не могу я после всего слепо доверять Юле. Кто в этом виноват? Наверное, никто или обе сразу. А может, так будет лучше для всех. У каждой из нас теперь другие приоритеты в жизни, а поэтому наличие такой близкой и задушевной подруги рядом не нужно, наверное.

Ты загрустила. – Заметил Эрик. – О чем думаешь?

Да так, вспомнила дни, когда мы с Юлей беззаботно зажигали.

Жалеешь о них?

Да ты что? – округлила глаза. – Все это было в моей жизни, но давно в прошлом. А сейчас все изменилось. У меня есть ты и наши дети. И я ни на что не променяю вас!

Эрик нежно поцеловал меня.

Спасибо. Через неделю наша свадьба. Волнуешься? – тихо спросил он.

Ты знаешь, нет. – Я была уверена в правильности своего решения. – Можно было расписаться и раньше, как я предлагала.

Кира, ты впервые выходишь замуж. Какое распишемся по-быстрому? – привычно возразил Эрик.

Об этом мы с ним спорили недели две, не меньше, но выиграл Эрик: у нас будет традиционная свадьба. Правда, без белого платья – я посчитала, что выходить замуж в платье и фате довольно глупо в моем возрасте.

Для торжества я выбрала платье цвета шампанского – вечернее и очень стильное. Думаю, буду выглядеть не хуже других невест.

Через неделю, с самого утра в нашей квартире появилась Юля с Павликом. Стилист быстро накрасил меня и уложил волосы. Потом я оделась, а Юля с Павликом занялись Богданой. Эрик с Федором в это время сидели в зале и разговаривали. Я отказалась от выкупа – ни к чему мне все эти испытания и заверения Эрика о любви на всю ивановскую. Я и так это знаю. И верю ему.

Ну что, невеста готова? – Юля влетела в комнату как ураган.

Да, — я отошла от зеркала и была готова ехать в ЗАГС.

Тогда идем.

Мы вышли к нашим мужчинам. Восторг в глазах Эрика подсказал мне, что платье ему понравилось. Как и я сама.

У меня дух захватило, когда я тебя увидел. – Признался позже любимый.

Спасибо. – Теперь краснела и смущалась я.

Во дворце бракосочетаний на вопрос служащей:

Является ли ваше согласие вступить в брак добровольным и осознанным?

Мы с Эриком ответили:

ДА!

Мы расписались и поехали на экскурсию. Фотограф постоянно нас фотографировал, и если сначала я переживала, что выйду неудачно, потом махнула на это рукой – как получусь, так и будет. Не в фотографиях дело. Я замужем за любимым мужчиной, а впереди у нас долгая и счастливая жизнь. В этом я уверена.

Устала? – обеспокоенно спросил Эрик.

Немного. – Призналась я.

Скоро поедем в ресторан. – Эрик придерживал меня за талию.

На смотровой площадке мы увидели другой свадебный кортеж. Обменялись улыбками – еще одни люди стали сегодня супругами.

Пока мы смотрели на море, Эрик спрятал меня от ветра, руками прикрыв живот, — от толпы соседнего свадебного кортежа отделилась женщина и подошла к нам.

Что, Дементьев, тебя можно поздравить? – раздался ехидный голос Кристины.

Мы с Эриком синхронно обернулись. Кристина криво улыбалась, от ее взгляда не укрылась моя беременность. А мне было все равно, что думает эта женщина. Она никто. И ничего не значит в нашей жизни. Ноль.

Эрик равнодушно скользнул по ней взглядом и отвернулся.

Не замерзла? – шепнул он.

Есть немного. – Слегка поежилась. На сопке всегда ветер дул сильнее.

Идем в машину. – Приобняв меня, Эрик повел меня от Кристины к нашему кортежу.

И почему-то Кристина ничего не крикнула нам в след. Прикусила свое жало, что ли? Ее слова ничего для меня не значили, но не хотелось негатива в такой прекрасный день.

В ресторане было шумно и весело. Разошлись все за полночь.

Богдана уехала с моим отцом и женой, дав нам с Эриком возможность побыть наедине. Мы же приехав домой, смогли только раздеться, умыться и упали на кровать, моментально уснув.

Под утро меня разбудили нежные поцелуи Эрика. Мы занялись любовью, и все было так трепетно и сладко.

И как тебе? – поинтересовался Эрик после.

Ты знаешь, — лениво рисуя фигуры на груди любимого, я ответила, – отдавать супружеский долг оказывается так приятно.

Эрик довольно хохотнул.

Словосочетание-то, какое подобрала! – веселился он.

И я смеялась вместе с ним. Для нас ничего не изменилось – мы любили друг друга, только оповестили государство о своих намерениях. А так-то заниматься любовью с Эриком было восхитительно. Он великолепный и чуткий любовник, заботящийся о моем удовольствии. Ну и мне хотелось делать его счастливым. Всегда и везде. Разве это не замечательно?

Наш сын родился двадцать седьмого июля.

Эрик хотел присутствовать на родах, но врач его отговорила. Рожала я сама, хотя думала, что не справлюсь и ужасно боялась этого дня. После того, как мне положили ребенка на живот, и я взглянула в его голубые глаза – мое сердце переполнилось любовью к плоду нашей любви. Это частичка Эрика и меня. Боже, спасибо тебе за него!

Эрик, он просто чудо! – захлебывалась я эмоциями, говоря с мужем по телефону.

Я договорился с врачом и вечером меня к тебе пустят. – Обрадовал Эрик меня этой новостью.

Я поспала, потом покормила сына грудью. Это просто невозможно описать, когда твой ребенок доверчиво смотрит на тебя. Наверное, это самый лучший момент в моей жизни! После встречи с Эриком и Богданой.

После ужина в палату проскользнул Эрик.

Привет, любимая. – Он нежно обнял меня и поцеловал в губы. – Ну как, ты сильно устала? – он поставил цветы в вазу.

Сначала да, но я уже отдохнула. – Качая малыша на руках, я позвала к себе Эрика. – Познакомься со своим сыном.

Можно я его подержу? – Дементьев с трепетом взял малыша на руки. – Здравствуй, сын.

Малыш серьезно смотрел на отца, а Эрик прижался к его щеке.

Он прекрасен! – выдохнул Эрик.

Я тебе говорила. – Улыбалась в ответ, я фотографировала отца и сына на телефон. Как хорошо, что Эрик подарил мне смартфон с хорошей камерой. Можно будет потом распечатать эту фотографию и поставить в рамку.

Как мы его назовем? – Эрик укачивал ребенка.

Не знаю, я еще об этом не думала. – Пожала плечами.

Я все время волновалась о здоровье малыша, а не о том, как мы его назовем. Да и целиком погрузилась в семейную жизнь. Кто бы мог подумать, что провожать мужа на работу, отводить дочь в детский сад, а потом возвращаться в нашу квартиру – будет так приятно! Домашние хлопоты занимали все мое время, но я не жаловалась. Вечером Эрик возвращался домой с работы, и мы втроем ходили гулять или в кино. Выходные проводили вместе – часто ездили в загородный дом Кости, куда спешил и Калинин с женой и детьми. Оля с Костей поженились, дети жены относились к нему с уважением и симпатией, но в их отношении больше было дружеского, чем отцовского участия. Да и у детей был отец, к которому они ездили два раза в месяц.

Иногда к нам присоединялись супруги Бариновы, но прежней душевной близости с Юлей у нас не было. Жалела ли я? Возможно, где-то в глубине души. А вообще меня все устраивало: семья, муж, дети….. И кто бы мог подумать, что я превращусь после замужества в домашнюю клушу? Или это я только с Эриком стала такой? Все больше и больше я склонялась к этой мысли.

Эрик меня изменил, раскрыл во мне столько новых граней, о которых я и не подозревала раньше.

Вот не зря я жила до тридцати трех лет одна. Ни один мужчина мне не подходил, да и я для них не была хорошей партией. А теперь я встретила свою половинку, который идеально мне подходил.

И я больше не чувствовала себя женщиной второго сорта. Я молодая, красивая, — наконец-то поверила в это благодаря Эрику и его любви, — у меня есть все для счастья. Я люблю и любима, а об этом мечтает каждая женщина! А еще я стала мамой двух замечательных детей.

Через пять дней нас выписали из роддома. Встречали меня столько людей, что мне даже стало неловко. Отец с Ольгой Максимовной и Богданой, Федор и Юлия с животиком, а также Константин и Ольга, которая тоже была в положении. В руках близких и друзей были шарики и цветы, а на машине Эрика красовалась надпись: «Еду за сыном!».

Бог ты мой, я и подумать не могла, что Эрик решит похвастаться этим!

Подойдя к машине мужа, пока он вручал персоналу цветы и сладости, я ехидно посмотрела на него.

Эрик, а что это такое?

Дементьев вновь покраснел.

Ну…. – Смущался он. – Просто хотел, чтобы люди за меня порадовались.

Не знала, что ты такой тщеславный. – Смеялась я.

Совсем немного. – Еще сильнее покраснел Эрик.

Расслабься, я тебя не критикую. – Чмокнула мужа в щеку, потом уложила сына в кресло, пристегнула ремнями. Сама села рядом, а рядом со мной, в другое кресло села Богдана.

Мама, он такой хорошенький! – восторгалась девочка.

А мы с Эриком, который уже сел в машину, — переглянулись: Богдана впервые назвала меня мамой!

Смахнув слезы, навернувшиеся от слов дочери, я крепко обняла ее и поцеловала.

Люблю тебя, моя девочка.

И я тебя люблю, мама. – Прошептала малышка.

Эрик кашлянул. Подозреваю, что и он был растроган этим, и мы выехали на дорогу.

В квартире было чисто, Ольга Максимовна приготовила праздничный ужин и вскоре мы все сидели за столом. Говорили почему-то шепотом, боясь разбудить ребенка.

А что, он так и будет безымянным? – вдруг сказал Калинин.

Мы с Эриком синхронно пожали плечами:

Мы еще не придумали имя сыну.

А можно я назову братика? – робко спросила Богдана.

Конечно, солнышко. – Откликнулась я. – У тебя уже есть какие-то идеи?

Богдана кивнула:

Да мама. Мне нравится имя Родион.

Мы с мужем переглянулись и одобрили:

А что, хорошее имя. – Согласились и гости. – Выпьем за Родиона!

Я отпила сок из бокала, Эрик лишь слегка пригубил коньяк.

Вскоре наши гости ушли, Эрик занялся посудой, Богдана вызвалась ему помочь. А я отправилась кормить нашего Родьку, который требовательным ревом вызывал меня к себе.

Расположившись в детской, я откинулась в кресле-качалке.

Малыш сосал грудь, а я, закрыв глаза, наслаждалась.

Я дома, с родными и близкими людьми. Как же это здорово!

Кирюш ты спишь? – шепотом спросил Эрик, заглянув в комнату.

Нет. — Открыв глаза, я посмотрела на мужа.

В его взгляде было столько любви и нежности…. Я просто растворилась в нем. И я знала, чтобы нас не ждало впереди, этот свет в глазах любимого будет помогать мне, справляться с выпавшими на нашу долю невзгодами.

Муж сел на пол рядом с креслом и взял меня за руку.

Я тебя поблагодарил за сына? – вдруг спросил он.

Конечно. Завалил цветами, организовал такую классную выписку из роддома.

Это еще не все. – Эрик достал из кармана длинную бархатную коробочку, откуда извлек золотую цепочку с красивым кулоном.

Привстав, Эрик застегнул цепочку на моей шее, поцеловав в плечо.

Ты сейчас такая красивая, Кирюш. – Эрик одобрительно окинул меня взглядом.

Сейчас? – вскинула брови, а потом осмотрела себя, проведя рукой по телу. – В этом хате, растрепанная и с оголенной грудью?

Да, именно такой ты мне нравишься. Домашняя, нежная, и очень любимая. – Улыбался Эрик.

А я и не возражала. Возможно, я просто научилась принимать комплименты правильно или наконец-то поверила в себя.

«Даже если вам немного за тридцать, есть надежда выйти замуж за принца» (с).

Я встретила своего принца и вышла за него замуж, стала мамой его детей. Для этого мне потребовалось избавиться от всех комплексов и розовых очков, чтобы взглянуть на себя внимательнее и принять такой, какой я была. Не идеальная, да, но с глубоким внутренним миром, с чувством юмора, смешной, иногда забавной, и с огромным сердцем, готовым любить и дарить свою любовь.

Я нашла у себя и недостатки, куда же без них. Комплексы, неуверенность в себе мешали мне жить, и я работала над этим. А потом я поняла, что я достойна любви. И видимо, Вселенная посчитала, что новая Кира достойна встречи с человеком, который в последующем стал моим мужем.

Я не могу дать гарантию, что если вы пойдете моей дорогой – обязательно встретите своего принца. Гарантий вообще никто не может дать. Но если вы хотите любить и быть любимой, значит, правильно формулируйте свой заказ во Вселенную. Озвучьте все качества мужчины, которого хотите видеть рядом, учтите даже недостатки (потому что идеальных людей не бывает и это факт!).

А потом оглядитесь по сторонам, присмотритесь к окружающим вас мужчинам. Вдруг, ваше счастье это коллега по работе или сосед по дому, который раньше вам казался неподходящей партией. Дайте себе шанс стать счастливой. Общайтесь, влюбляйтесь, узнавайте друг друга.

А уж если у вас есть единение в духовном и физическом плане – то никогда не отпускайте этого человека от себя. Учитесь существовать вместе, умейте прощать, понимайте и поддерживайте друг друга.

Все это возможно при условии, что после прошлых неудач вы не опустили руки, не замкнулись в себе, обижаясь на весь мир. Поплачьте, позвольте себе какое-то время побыть несчастной, но только недолго. Иначе вы упустите свое счастье.

А для женщины счастье это любящий муж, семья, дети, совместные планы на будущее. И все это будет, если вы дадите себе шанс. Неважно сколько вам лет – главное верить и знать, что у вас все будет хорошо. Вселенная обязательно откликнется на ваш искренний призыв!

Конец.

Шайна

Даже если вам немного за тридцать

Книга предоставлена группой в контакте «Ольга Горовая и другие авторы журнала САМИЗДАТ» ://vk.com/olgagorovai

(Ксения Авдашкина)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *