Игорь Петрович Король, отец Макса был красивым мужчиной и в свои сорок два года вполне мог соревноваться с молодыми да ранними. Получив прекрасное образование, он не задумываясь встал на вторые позиции в фирме отца, хоть вполне мог и сам создать бизнес. Такая дружба и преданность поражала.

Юлия, деточка заходи-заходи – радушно сказал хозяин кабинета

Поздравляю тебя с окончанием первого курса. Подарок будет завтра. Небольшие задержки.

Какой подарок дядя Игорь? Я ведь только год закончила а не университет.

Ничего-ничего, девушек надо баловать – по-стариковски отозвался на мое замечание папин друг – Чай, кофе?

Кофейку, если можно – сморщив нос улыбнулась я. Игорь Петрович распорядился, а тем временем рассматривалась. Дела в фирме похоже шли не плохо, раз такой богатый кабинет был у отца Макса. Даже интересно посмотреть на кабинет моего отца, а в последствии бабушки, когда родители погибли. Надо будет зайти на экскурсию. Дядя Игорь подошел к дивану на котором я сидела и присел рядом.

Девочка моя, если тебе что-то не понравится в кандидате дай знать. Он уже пришел, мне сообщили, посиди здесь в сторонке и посмотри-послушай. Если устроит, то кивни.

Ладно, как скажете дядя Игорь.

Через пять минут дверь отварилась и секретарь привела в кабинет посетителя. Это был высокий широкоплечий мужчина лет двадцати семи – тридцати. Внешность была обыкновенная, но вот повадки выдавали в нем хищника. Вполне такой и нужен на посту руководителя. Уж конечно не чета мне. Он приветливо со всеми поздоровался, но не сделал ничего недозволенного, всё согласно этикету. Такая педантичность во мне всегда вызывала уважение, ведь по своей сути не могла находиться в любых рамках установленных обществом, а могла прибывать только в своих. Нет-нет на стол во время еды ноги не клала, но и такой вышколенностью не страдала.

Беседа между мужчинами протекала в дружественной обстановке, что не удивительно ведь у них была общая тема для разговора, а я тем временем прибывала в задумчивости. Вполне возможно я всё-таки задремала потому, что звон бьющейся чашки заставил меня подпрыгнуть на диване. Все в кабинете уставились на меня, а я пожала плечами. Три пары глаз, три пары оценки моего пребывания здесь, три пары решений. У Ивана Ивановича насмешливое и понимающее выражение, у Игоря Петровича — озабоченное и внимательное, у этого новобранца Максимилиана оценивающее и …знакомое. Где я могла видеть это выражение в глазах? Откуда мне до мелочей знакома льдистость и …любовь? Нет-нет, мне почудилось это точно.

Я Вам Максимилиан уже представлял Юлию Всеволодовну, но хочу представить еще раз – гордо произнес дядя Игорь — Так вот, именно эта девушка и является владелицей холдинга, и от ее решения зависит всё. Юленька как тебе молодой человек?

Мне нравится, думаю вполне подходящая кандидатура. Вы готовы у нас работать Максимилиан?

С большим удовольствием – отозвался тот и мягко мне улыбнулся. Вот только этого мне еще не хватало, так это любви с первого взгляда от этого парня. Мне вполне достаточно и Юлика.

Спасибо что согласились, рада приветствовать вас в наших рядах – я протянула руку для пожатия, а этот новый член взял да и поцеловал ее, нежно касаясь моих пальцев. Поспешно выдернув руку и пожелав всех благ я покинула не только офис дяди Игоря но и холдинг вообще.

Странное ощущение нависло надо мной и отделаться от него не было ни какой возможности. Я знала этого Максимилиана, и знала давно. Может это любовь с первого взгляда? А что, девчонки часто когда влюбляются описывают свою самую-самую любовь именно так – будто знала его всю жизнь. Но те чувства которые я испытывала были далеки от романтических. Может это любовь такая, с вывертом и наперекосяк? Пока я прогуливалась копаясь в себе мне позвонил Юлиан и сообщил, что освободился и готов снова увидеться со мной. Я тут же все метания выбросила из головы и побежала на свидание.

** ** **

Месяц пролетел не заметно. Зной и жара опустившиеся на землю не портили мне праздник под названием «дни и ночи с Юлином». Мы купались, загорали, ездили на дачу, встречались в моей квартире, сиживали в кафе, гуляли в парках и снова по кругу. Марину и Максима я в этот месяц видела считанные разы, и то мимоходом. Всё моё внимание заполнил своей загорелой брутальной натурой Юлиан. Сегодня вечером собираясь на очередное свидание раздался звонок по телефону. На дисплее мобильного телефона высветилась фотография Максима. Я не раздумывая приняла звонок:

Загрузка…

Привет Макс, как дела? Как поживаешь? – бодрым голосом поинтересовалась я

Всё не так плохо, а ты как? Давно не виделись, даже странно быть с тобой так долго порознь – не менее бодрым голосом ответил друг детства

Да, не виделись давненько, надо будет пересечься, как-нибудь.

Так чего медлить, я у твоих дверей Юля, откроешь?

Если тебя не испугает моя краса в наполовину одетая в макияж то да, входи – я пролетела не раздумывая к входной двери и не дожидаясь звонка отворила ее. Максим, свежий, бодрый и решительный с прямой спиной стоял в холле.

Проходи – сделала я жест рукой побуждая гостя к действиям. Тот и не думал мешкать. Спокойно переступил порог и прошел в мою комнату. Там конечно царил беспорядок из вороха одежды, разбросанных предметов косметички и прочих дамских принадлежностей. Максим не удержался и присвистнул

Я и не думал, что ты знаешь все эти предметы женских хитростей – взял в руку шарф с яркой расцветкой и подбросив его вверх хорошенько на него дунул. Шарф не долго но парил в воздухе, а мы оба на него пялились.

Ладно, что такое тебя привело в мои пенаты?

У тебя роман Юля? Мне Иван Иванович показывал фотографии. Ты влюблена? – в упор глядя мне в глаза спросил Максим

Скорее что-то среднее между влюбленностью и желанием иметь родное плечо – честно призналась я

У меня таких плеч целых два, а еще есть грудь и могу обзавестись жилеткой, для полного комплекта.

Это другое Максим. Что тебя беспокоит?

Я честно скажу – всё! – Макс не дожидаясь моего приглашения присел на диван отодвинув вещи и устроился с удобством закинув ногу на ногу – Иван Иванович пробил твоего ухажера по своим каналам, и выяснилось, что до недавнего времени твой Юлиан работал инженером в средненькой конторке, заштатного городка. Там у него случился роман с женой директора фирмы и когда их застукали ему пришлось уволиться. Он поехал на юг, там подцепил тебя и вот он здесь, любите его и лилейте.

Нормальная история, вполне современная. К тому же это не он меня подцепил, это скорее я его подцепила – глаза друга округлились, а брови против всех законов гравитации устремились вверх.

Ты…его…подцепила? Ну ты даешь подруга. А что дальше?

А дальше я хочу выйти замуж – процедила сквозь зубы я. Замуж мне безумно хотелось и совсем не потому, что мне требовалась любовь, а потому что просто устала быть одна-одинёшенька, пользуясь добротой друзей возящихся со мной. Так трудно приходить в квартиру, и слышать только собственные шаги, пользоваться только одним столовым прибором, смотреть в одиночку телевизор. Чем я так отличаюсь от тех романтичных влюбленных девушек? Да, ничем! Они хотят быть рядом с кем-то, я тоже этого хочу. Юлиан мне приятен, с ним не скучно, этого вполне хватит для жизни, вернее так: для совместной жизни. Вполне возможно, что любовь тоже придет.

Максим смотрел на меня не мигая достаточно долго, а потом будто очнувшись молча встал и ушел. Совсем ушел. Спустя время я проследовала за ним и закрыла настежь открытую входную дверь и продолжая держаться за нее прижалась лбом к холодному косяку. Вески гудели и в них пульсировала боль. Я развернулась но от косяка на отошла. Вся прихожая плыла перед глазами. Ощущение такое, что смотришь на нее сквозь теплый воздух отделяющийся от костра. Она казалась не настоящей. Ощущение, что протянув руку я почувствую вязкость предметов, и они как вода заструятся сквозь пальцы. Я присела на корточки а потом и вовсе на пол, обняв ноги. Дотронувшись до пола пальцем я нарушила его целостность и как по глади воды от брошенного камня расходятся круги, так и по полу от моего пальца появилось три круга, которые разрастались и увеличивались. Пол был липким и каким-то жирным. Мне захотелось позвать на помощь, но голос тонул в плотном густом воздухе. Мне стало тяжело дышать. Легкие заполнились вязкой жидкостью. Наверное так чувствую себя люди в последние мгновенья перед тем как перестать дышать. А потом окно треснуло и яркий шар влетел в него. Остановившись напротив меня, уже почти не дышащей, а лишь делающий короткие захваты воздуха, стал сжиматься в размерах превращаясь в маленькую яркую точку. Эта точка повисла на уровне моей груди и резко вонзилась в меня. «Моё сердце» только и успела подумать я. В сердце разгорелся жар, а потом этот жар потёк по венам и капиллярам заполняя все клетки внутри меня. Лёгкость и парение, те самые чувства, что могла вполне обозначить моё теперешнее состояние. А потом навалилась усталость и я погрузилась во тьму.

** ** **

Отец, я не могу выйти сейчас замуж! Я приняла на себя ваш долг перед Храмовниками.

Да-да, я понял. Но этому рыцарю я не могу отказать – грустно изрёк отец – его сват сам командор Нормандии Жофруа де Шарне. Он недавно вернулся во Францию и хочет пристроить одного из своих друзей.

Кто он такой, этот самый друг? – задала я свой вопрос обреченным голосом.

Это некто Харгед Харальдсен. Больше о нём не известно ничего. Они прибудут с минуты на минуту, и ты сможешь встретиться со своим будущим супругом.

Через час в обеденный зал вошли около десяти человек рыцарей. Но центральной фигурой был дорого одетый темноволосый мужчина крепкого телосложения. Его глаза строго смотрели на всех. Было видно, что за его плечами не одно сражение. Такие как он привыкли к боям, победам и власти. Таким как он не отказывают. Ходили слухи, что де Шарне примкнул к тевтонцам и был одним из приближенных к Магистру. Было ужасно осознавать, что Орден так плотно вошел в жизнь нашей семьи и рода. Обещание одному и замужество с другим неприятная задачка для меня. Последним в зал вошел…тот самый Харгед, которого видела в порту. Теперь всё встало на свои места.

Приветствую вас рыцари, проходите располагайтесь. Я распоряжусь, чтобы принесли угощенье.

Попировать мы успеем и потом, сначала дело – оборвал радушные увещевания моего отца Шарне – мы пришли сюда по деликатному делу.

Располагайтесь, я слушаю вас.

Рыцари уселись на высокие стулья и расположились с максимальным удобством. Меня покоробило такое поведение, но эти люди были суровыми войнами, и наверное сидя в своих сёдлах не всегда могли придерживаться галантности. Это конечно совсем не то, что мужчины которые искали моей руки и расположения прежде.

Знакомьтесь это мои жена и дочь, Кларисса и Марлен

Польщен знакомством с вами мадам и мадмуазель – вспомнив об уважении произнес высокий гость – моё появление напрямую касается мадмуазель Марлен. Я пришел к Вам в дом, чтобы попросить руки вашей дочери для одного из моих подданных. Он снискал моё расположение в одном из походов, и я хочу для него необычную невесту. Моего вассала зовут Харгед Харальдсен и он прибыл вместе со мной. Ваша дочь родовита и богата, Харгед отважен и является хёвдингом, а другими словами главой клана, у себя на родине. Они будут прекрасная пара. Мне хотелось бы укрепить его на земле Нормандии и связь с вашим родом даст достаточную защиту для его желания считать эту землю своей родиной.

Это честь для нас, но в своих желаниях о замужестве дочь руководствуется собственным сердцем, тут я бессилен. Кого она пожелает, тот и станет ей мужем. Я обещал ей это в детстве, сдержу слово и сейчас.

Отец явно нарывался на неприятности, но мне его ответ показался очень достойным. Я гордо взглянула на жениха и попыталась улыбнуться.

Мы быстро утрясем этот вопрос – подал голос претендент – нам только стоит остаться с ней наедине и она даст согласие стать моей супругой.

Даже смешок застрял у меня в горле и царапал пытаясь прорваться. Таких самонадеянных мсье я не встречала. Что ж стоит преподать ему урок, и даже готова прямо сейчас. Бокал на столе стоящий рядом с моей рукой начал медленно двигаться, продираясь к Харгеду. Никто из присутствующих не замечал этого движения, потому что смотрели на моего отца и друг на друга. Рыцари явно забавлялись ситуацией и их переглядки и игра бровями становились всё более красноречивыми.

Кубки рыцарей, что во время переговоров успели расставить слуги, стояли каждый возле своего хозяина на этот вечер и только викинг отказался от бокала и сидел прямо, будто кол проглотил. Он обвёл глазами своих друзей и уставился на меня. Только это мне и нужно было. Кубок полз никем не замеченный, а я строила глазки белокурому. Отец, мама и командор вели беседу на разные темы, рыцари гоготали во всё горло над совершенно плоскими шутками, а я удерживала в магическом поле взгляд хёвдинга. Та магия, что я использовала в данную минуту была бытовой, и заподозрить меня в чем-то было не возможно. Это настолько слабые магические импульсы, что попав в их поле человек и не заподозрит о натянутой веревке через порог, или завязанных лентах украшений обуви, или совершенно спутанных волосах по утрам. Проявление этой магии вызывало смех, вот я и собралась потешиться.

Кубок был уже на нужном месте, и по моему невидимому сигналу всем рыцарям освежили кубки вином. Дверь распахнулась резко, но тихо и кубки разом опрокинулись на штаны гостям. Надо было видеть недоуменные лица и вскакивающих со своих мест людей, ведь вино пролилось на самые чувствительные для мужского самолюбия места. Я невозмутимо опустила глаза, засмущавшись, и тихо но уверенно произнесла

Господа у нас тут ужасные сквозняки – и пожала плечами, как и положено пристойной даме. Жаль шутку никто не оценил, но дверь заставили слугу прикрыть получше. Присмиревшие и обозлённые рыцари сверлили слуг глазами, а те в свою очередь непонимающе отворачивались. Только один человек оценил шутку и это был Харгед. Он широко улыбнулся и галантно произнёс:

Мне очень хочется хоть парой слов перекинуться со своей нареченной, где я могу это сделать?

У нас есть сад, но не советую Вам долго задерживаться, скоро подадут ужин, и я уверен он на вас произведет неизгладимое впечатление – отозвался отец

Я и так впечатлен, уверен, дальше впечатление усилится. Прошу вас мадмуазель, покажите ваш дивный сад.

Ты там поаккуратнее с ней, Харгед, вдруг девушке понравиться твоя компания до свадьбы – произнес один из гостей потянувшись за хлебом принесенным слугой. В тот самый момент, когда его мягкое место пониже спины возвращалось обратно на седалище стула, я едва заметно щелкнула пальцами и стул подвинулся. Высокий, статный рыцарь при всей боевой амуниции шлепнулся мимо стула зажав в руке отрезанный ломоть хлеба и в другой нож, которым он этот ломоть отрезал. Грохота было много, ведь полы у нас каменные, а не деревянные.

О, ваши друзья так горячи не только на язык и готовы атаковать даже пол с ножом и хлебом в руках – съязвила я, а жених только улыбнулся и поклонился мне, предлагая продолжить намеченный путь. Пришлось соблюдать приличии и двинуться в сад.

Когда мы оказались окруженными деревьями и зеленой травой, хевдинг не нарушая молчанья брел рядом со мной, а я не торопила его начинать разговор. Птицы щебетали, рассказывая всем свои баллады, цветы благоухали своей пёстрой чистотой, и посреди всего этого праздника жизни мне предстояло утратить свою свободу и отдать в руки этого огромного викинга.

Вы хорошо повеселились сами, и развлекли меня. Мне предстоит дорога до порта, а вид у меня не из лучших.

Придумаете, что-нибудь – отозвалась я, сожалеть о содеянном даже и не помышляла – а про кубки…это был сквозняк.

Я наслышан о Ваших удивительных способностях и необычном даре – сердце сжалось и боль пронзила всё мое существо – но, признаюсь такой тонкой работы я еще никогда не видел. Это ведь была домовая магия? Ею могут обладать не многие. Я видел вас в порту, и могу с уверенность сказать, там я чувствовал применение более мощных чар. Обычно это редкость, каждый из магов имеет в своём арсенале только один вид магии.

Вы так осведомлены? И откуда такие познания? – удивилась я, а сердце завибрировало готовое оборвать свой бег и перестать выталкивать из себя кровь.

Я боевой маг, мадмуазель. В бою, я не только останусь жив, но и смогу одержать победу над противником. Но такие простые вещи, как выбить стул или опрокинуть кубок, мне не доступны. К тому же я почувствовал на себе влияние чувственных чар. Вы здорово отвели мне глаза.

Вы преувеличиваете.

Пусть так, и мне показалось – он вдруг развернул меня к себе и замахнулся. Я даже подумать не успела, как оттолкнула его магической плетью. Он упал на почтительном расстоянии и тут же нарисовал в воздухе «знак марса». Это грозило огромными неприятностями для меня. Пепел, это всё что остается после воздействия этого знака на человека. Раздумывать было некогда и соорудив гидро-полотно я огородилась им от опасности. «Стрела марса» воткнулась в плоское пространство воды и растворилась поглощаемая прозрачной жидкостью. Потянув за конец водяного полотна я перегнула его и спросила у нападавшего

Вы как там всё, или еще что-то соорудите? Может на вас испробовать «плеть гидры»?

Нет-нет, спасибо, я и так очень впечатлён. Провокаций с моей стороны больше не будет, клянусь честью.

Я заставила полотно свернуться в трубочку и закинув ее подальше магическим полем, оросила луг недалеко от леса.

Боевая магия Вам тоже по плечу Марлен, я потрясен – встав из зеленой травы и подойдя ко мне, произнёс жених

Да это происходит само собой… Думаю хватит об этом. Итак вы желаете стать моим мужем?

Да, теперь еще больше чем прежде. Меня манит ваша красота, и родовитость, но больше всего ваша магическая одарённость.

Замуж мне придется за вас выйти, хоть и был сейчас последний шанс отказаться от этой затеи. Хорошо я выйду за вас, но сначала выполню обещание данное мною. Это касается долга моего отца, который я взяла на себя. После его списания, стану вашей женой.

Хорошо, мадмуазель, но обручение произойдет в ближайшее время – заметил хевдинг

Как вам будет угодно, в любое удобное время

Мне удобно завтра в полдень –поспешно ответил жених

Жду брачный договор и вас в назначенное время. Раз мы все с вами обсудили, давайте пойдем на ужин. Там объявим о решении.

Войдя в зал мы пошли каждый на свои места. Разговор между рыцарями был в полном разгаре, да и принятие пищи тоже.

Папа хочет не много, Папа хочет всё – захохотал долговязый рыцарь с огромным носом. Его нескладная фигура казалась бы очень забавной, если не мощные плечи и торс.

Желающих много, короли готовы в очередь выстраиваться – подхватил флаг насмешек коренастый рыцарь с прилежно расчёсанными волосами.

Короли против нас не пойдут, а вот Папа настаивает на объединении Орденов – серьёзно подметил мужчина с печальным выражением лица. Сложилось впечатление, что его голубые глаза впитали в себя всю горечь земли – нужно противопоставить силе Папы другую силу, тогда у него будет меньше желание нас с кем-нибудь объединять. У нас большие финансовые возможности, но если появиться общий враг у нас и Папы, то он переменит тактику и попросит Орден помочь.

Еще как попросит, ведь денежки теперь не покидают Францию и не оседают в Папиных подвалах – снова подхватил свою лихую беседу носатый.

Филипп может вмешаться, ему деньги очень нужны, поистратился он в войнах – произнес спокойным голосом викинг

Да, но Клемент пятый над властью короля. Сотрудничество с Папой гораздо привлекательней выглядит – заметил грустно-глазый

Может лучше поддержать короля, к тому же он станет марионеткой в наших руках, ведь представители самых родовитых фамилий так или иначе с нами связаны – продолжил свои сомнения хёвдинг — Общий враг, говоришь? Интересная мысль. Что может быть лучше придуманных врагов и сокрушительных побед над ними – поддержал разговор викинг, а все рыцари захохотали разом. — Хочу объявить о решении вашей дочери и моем. Оно положительное. Завтра я пришлю доверенных лиц для зачитывания брачного договора. Завтра же мы объявим о нашей помолвке официально.

О-о, поздравляю. Выпьем за жениха и невесту! – возвестил командор и поднял свой кубок. Отец просияв, поднял свой и их примеру последовали и остальные.

Под конец вечера были утрясены все мелкие пожелания насчёт свадьбы и рыцари покинули наш дом.

Последние четыре дня у меня были насыщенными. Подготовка брачного договора, объявление об официальной помолвке, бал и сборы в дорогу. Мой жених милостиво позволил закрыть долг и потом готов был жениться. Это позволяло мне еще некоторое время побыть самой собой и свыкнуться с мыслью о надвигающемся супружестве.

В путь Жак решил отправиться по земле. Он не доверял водным просторам и опасался грабежа. Дешевые гостиницы, придорожные таверны, деревеньки и поселения. Путь пролегал в полной секретности. Я не понимала его переживаний, ведь еще перед началом пути я наложила заклятье невидимости и отвода глаз на обоз. Даже если и появлялась мысль у тех, кто нам встречался и привечал в своем доме, что же мы везем, она так же быстро исчезала. Но то, что происходило со мной в период нашего путешествия назвать даже бытовой магией очень трудно. Взгляд, жест, полуоборот, протянутая рука, незаметное касание – всё это приводило меня в неописуемый трепет, когда исходило от одного теперь единственного для меня человека Жака Мартенье. Конечно, я могла воздействовать на него любовной магией, но первый раз в моей жизни мне хотелось внимания и любви как обычной девушке, а не редкой по своему дару магине.

Юля, Юля очнись! – моя голова покоилась у кого-то на руках и крепко была прижата к чужому телу. Пришлось разлепить глаза, чтобы увидеть того кто перепутал мою голову арбузом и так крепко сжимает что она вот-вот расколется.

Привет! – мой голос был слаб и хрипл

Как же ты меня напугала! Твой пульс не прощупывался, я подумал ты умерла – сказал мне взволнованным голосом Максим

Что произошло? – пытаясь высвободиться из кольца крепких рук просипела я

Сам не пойму. Окно разбито, в квартире сорван вентиль газопровода. Если бы окно не разбилось, то ты задохнулась бы.

Ничего себе! Но ведь газ жутко вонючий, как получилось что я не заметила?

Ты была в обмороке довольно давно.

Ты хочешь сказать, я сначала упала в обморок, и только потом был сорван вентиль? Но я слышала бьющееся окно. Что-то не вяжется не находишь?

Этим будут заниматься Иван Иванович и следователи. Тебе лучше?

Значительно. Помоги подняться.

Максим протянул мне руку и я поднялась с мягкой зеленой травки, растущей около нашего дома на газоне. Представляю, что сейчас в квартире твориться раз самое жизненно возможное место для дыхания это местный газон. Голова раскалывалась и гудела. Горло щипало. Желудок крутило, и он был готов расстаться со всеми своими запасами. Я села с помощью Максима на скамейку и водрузила голову на спинку скамейки. Стало немного легче.

Как ты у меня оказался?

Я переговорил с отцом и вернулся, забыл предупредить тебя о вечеринке, намечающейся по случаю моего отъезда.

Куда уезжаешь? – поинтересовалась я

Еду в Америку, буду там продолжать учиться. Отец посылает – с нотками боли сказал друг

Отец? А ты?

А что я? Я сам хочу поехать. Так будет лучше…для всех – нотки грусти и облегчения тщательно перемешались в этих фразах.

Эй, что происходит, Королёк? – я попыталась голову привести в нормальное положение, но она этого не пожелала и снова пришлось ее положить на спинку скамейки. В этот раз она оказалась мягче. Точно это рука Макса стала мягкой прокладкой между головой и скамейкой. Так было гораздо лучше.

Ничего не происходит. Мы будем общаться. В нынешнее время можно связаться и увидеть человека в любое время. Компьютер я тебе хотел подарить сегодня вечером. Он новейший и…там все настройки уже есть. Будем болтать когда захочешь.

Это ужасно, особенно сейчас, когда…Ладно, спасибо за приглашение, но пойти не смогу по уважительной причине.

Компьютер у меня дома, поэтому готов отдать его когда пожелаешь. Вечеринку я перенесу. Хочу провести вечер с тобой и Маринкой…без Юлиана.

Ладно, договорились.

Спустя неделю после этих событий мой закадычный друг улетел на самолёте в свою новую жизнь, оставив меня на поруки Марине и взяв честное слово с нее, что она за мной приглядит. Перед тем как покинуть нас он крепко обнял каждого из присутствующих. Лилия Аркадьевна утирала слёзы и смотрела во все глаза на сына. Когда Игорь Петрович притянул ее к себе с успокоительными пошептываниями в ухо к процедуре прощанья приступили и мы. Маринка и Максим коротко обнялись и обменялись ободряющими улыбками. Очередь дошла до меня и я как и Лилия Аркадьевна вцепилась в Максима и дала рёв. Красные глаза, распухший нос и натёртый кончик носа меня не страшили. Самое страшное оказалось впервые в жизни остаться без Максима.

Эй, Юлька, ты чего это удумала? – как с маленькой заговорил со мной друг – разве можно так открыто виснуть у парня на шее? Что жених подумает?

Всё равно. Он женихом мне стал день назад, а тебя я знаю всю жизнь. Мне страшно, Королёк.

Я рядом, на этой планете, успокойся. Всего десять часов лёта и я у твоих ног сударыня – шутливо заявил друг

Нет, не улетай…Я… мне…это…мне плохо – наконец нашла что сказать я

Мне тоже, но так надо. Фирме нужны грамотные специалисты. Кто будет поддерживать твой бизнес? Правильно, я. По возвращении назад обещаю всё взять на себя. Ты станешь богаче.

Не надо богаче … — протестовала я

Надо. Я хочу чтобы ты была богаче…Не смог дать одно, дам другое – как бы сам себе сказал Максим

Что не смог дать одно и что другое?

Мой самолёт, Снежка. Вечером включи компьютер, часиков в восемь, хорошо? — и не дожидаясь моего ответа оторвал мои руки от своей ветровки, подхватил сумку и скрылся.

** ** **

Свадьба была назначена на седьмое августа. Я выбрала эту дату специально подгадывая приезд Максима. Мне нужна была его поддержка, но он не прилетел. Полтора месяца мы с Мариной занимались поисками платьев: мне свадебного, а ей вечернего. Все салоны города были к нашим услугам, но в этих услугам мы не нуждались. Решено было скататься в Москву и там найти что-то подходящее. Целую неделю мы мотались по салонам и заодно бродили по столице. С нами была откомандирована охрана из трёх крепких парней и мы этим воспользовались. Ночные клубы города-огней встретили Марину и меня с распростертыми объятьями. К нам никто не подходил знакомиться, завидев крепышей за нашими спинами. Что сказать, оторвались мы на славу.

Тем временем Иван Иванович пытался распутать дело с «газовой трубой и вентилем». Зная его дотошность была уверенность, что по приезду из столицы будет уже известно, что произошло. Но радости не случилось. Приехав домой и встретившись с дедушкиным другом поняла, копаться в нем можно до посинения. Нестыковка в ситуации была очевидной. Я, судя по хронологии событий, закрыла дверь за Максом. Вполне возможно, что мне стало плохо и я оставила ее открытой. Затем мой обморок и сорванный вентиль. Газ заполнил квартиру быстро. Потом было разбитое окно и случайный приход Макса, который в свою очередь, выволок меня на улицу. В этом всем была одна улика, которую оспорить трудно – вентиль не был просто так свёрнут, это было подстроено. Но почему я, находясь в обмороке, слышала звон бьющегося стекла и видела полёт шара, мне не понятно. Вполне возможно, это моя фантазия. Никакого камня или другого предмета при помощи которого стекло можно разбить найдено не было. Куда там моя версия про шар! Иван Иванович строя логические цепочки, поделился со мной, решил что убийца побывал в квартире дважды. Первый раз, когда подстраивал утечку газа и второй раз, когда забрал предмет, которым было разбито окно. Вопрос только в том, зачем убийце спасать меня? Значит это был кто-то кто видел или знал о готовящемся покушении. Вот его то и пытался уже две недели отыскать друг деда, но пока безрезультатно. Версию надо отработать до конца, чтобы перейти к другой.

Тем временем, на мои плечи свалилось еще одна тягостная обязанность, мне надо было решать где — во сколько и кого приглашать. Со списком своих друзей Юлиан разделался быстро, и взглянув на него он оказался внушительным, сорок три человека. Я не могла похвастать таким количеством родни и приятелей и сбагрила список Лилии Аркадьевне, сославшись на необходимость поддержания крепких связей с партнёрами. Лилия Аркадьевна взялась за дело с энтузиазмом, а я могла немного попереживать над своим будущим уделом.

Максим часто выходил на связь и мы разговаривали подолгу делясь своими событиями. Обеспокоенность друга, что Иван Иванович никак не может вычислить человека, покушавшегося на мою жизнь, была явной, но приехать возможности у Макса не было.

День свадьбы наступил так быстро, что оглянуться я не успела. Сидя в белом платье и в фоте, могла думать только о том, чтобы сбежать. Но жених приехал в помпезном окружении и пришлось выходить из дома. А дальше всё завертелось и закрутилось. Трагедия в том, что мне хотелось выть, в то время как все радовались за меня. Странное состояние для невесты, но другого у меня нет. Позже, после официальной части, сидя за столом и слушая тосты, я вдруг поняла какую страшную ошибку допустила. Да, меня влекло к Юлиану, но не так как мечталось и хотелось. По сути это был чужой мне человек, к тому же родным мне никогда не станет. Это грустно, это больно и это, наконец, безнадёжно. Юлиан удалился со своими друзьями на улицу, а я осталась сидеть за столом со своими невесёлыми мыслями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *