love_contemporary

Александра Юрьевна Павлова

Так бывает… (СИ)

Короткая история о любви. Мой мимолетный порыв. Ничего серьезного и замудреного. Приятного чтения.ОНА студентка. ОН преподаватель. ИХ связала ОДНА единственная НОЧЬ.

Павлова Александра Юрьевна

Так бывает

Аннотация:

ОНА СТУДЕНТКА. ОН ПРЕПОДАВАТЕЛЬ. ИХ СВЯЗАЛА ОДНА ЕДИНСТВЕННАЯ НОЧЬ. (ЗАВЕРШЕНО И ОТРЕДАКТИРОВАНО)

Короткая история о любви. Мой мимолетный порыв. Ничего серьезного и замудреного. Приятного чтения.

Так бывает…

Я, не разбирая дороги, пробиралась сквозь толпу, в гневе и ярости.

Козел! Скотина! Гад паршивый! Всеми этими титулами я мысленно, а иногда тихо бормоча под нос, награждала своего парня. Теперь уже бывшего парня.

С Антоном мы встречались весь одиннадцатый класс, все лето после школы и первый месяц института, куда поступили вместе. Не сказать, что я уже планировала свадьбу, семью и детей, но все равно было обидно, что мне дали отворот поворот. А все почему? Потому что кое-кого спермотоксикоз одолел! Я, видите ли, ему не давала! Ну и катись к чертовой матери! Ублюдок несчастный!

И нет бы он просто сказал, что мы расстаемся, так он из меня еще и дуру сделал, изменяя мне направо и налево и не стесняясь этим хвастаться в кругу своих друзей-одногруппников. На все это мне открыли глаза только сегодня. Моя одногруппница отдыхала сегодня на одной из студенческих вечеринок и увидела там Антона в обществе какой-то девушки. Я, не любительница такого веселья, всегда с легким сердцем отпускала парня расслабляться, твердо веря в его преданность. А оно вот как вышло! Пока я добиралась до места проведения вечеринки, чтобы воочию убедиться в словах подруги, все во мне протестовало против услышанного. Антон так часто говорил мне, что любит и готов меня ждать, а тут…

В общем, я приехала сюда и своими глазами увидела, как он развлекается в обществе какой-то фифы, безбожно тиская ее в своих объятьях и целуя без перерыва. Пока я со стороны наблюдала за ним, потихоньку краснея от гнева и обиды, ко мне подошла Лиза, моя одногруппница.

— Я тут поспрашивала, — неловко начала она, — его частенько видят в компании разных девушек.

Я только кивнула и направилась к Антону. Он весьма удивился моему появлению, но поскольку был безбожно пьян, проявил себя настоящего. Как говорят, что у трезвого в голове, то у пьяного на языке. Так вышло и тут. Я много чего услышала о себе, лестного и не очень. Например, я очень красивая, но красивая сука и стерва-недотрога. Что ему хорошо рядом со мной, но я не даю, а это его стесняет, мягко говоря. Услышала, что ему надоело меня ждать, и он просто развлекается, и это ничего не значит. Узнала, что это началось уже через полгода наших отношений. А еще меня поставили в известность, что так и будет продолжаться. Он не собирается от меня отказываться, но при этом и не перестанет гулять.

Я презрительно окинула его взглядом, думая как бы побольней его задеть, чтобы мне было не так больно и обидно. Чтобы он тоже почувствовал себя ничтожеством, втоптанным в грязь, каким сейчас чувствовала себя я.

— А знаешь, я даже рада, — усмехнулась я, делая вид, что мне по барабану его прочувствованная речь. — Давно хотела избавиться от такого слизняка, как ты.

— Что?! — взревел Антон.

— Что слышал! А ты думаешь, что один не доволен нашими отношениями? Я тоже не в восторге! И знаешь что? — хмыкнула я, решив окончательно раздавить его, — Я сейчас пойду и найду себе того, кого посчитаю достойным впустить в свою постель!

Ошарашенный вид Антона стал просто бальзамом на душу.

— А ты что, думал, что я не сплю с тобой потому, что просто не готова? Не смеши! Не сплю, потому что не хочу тебя!

И стервозно, подтверждая его же слова, рассмеялась.

— Только попробуй! — прорычал Антон, вплотную приблизившись ко мне.

Такое чувство, что перед его злостью даже алкоголь расступился. Он смотрел вполне осмысленно и трезво. Во как! Только намекнешь парню, что он слабак, как ту же просыпается инстинкт доказушничества.

— Попробую! — ответила я, глядя в такие раньше дорогие мне глаза.

Загрузка…

После его поступка мне хотелось сделать ему как можно больнее и обиднее, как больно и обидно мне.

Я бросила на него еще один презрительный взгляд и резко развернулась, чтобы уйти. Я не собиралась выполнять свои слова — не такая уж и дура, чтобы поддаваться обиде и ревности и из-за этого делать глупости. Но как только увидела, что Антон идет за мной, явно с намерением поговорить по душам, плюнула на все. А будь что будет! Нашла в толпе чью-то мощную, явно мужскую спину, и целенаправленно двинулась в ту сторону, готовая сделать что угодно, лишь бы Антон оставил меня в покое. Сейчас я не готова продолжать с ним разговор.

Дойдя до намеченной цели, я положила руку на плечо парня. Он тут же повернулся ко мне лицом, вопросительно подняв бровь. Ух, какой! Мне везет. Ухватив его за ворот рубашки, заставила наклониться к себе ниже. Черные брови поползли еще выше.

— Выручай, — прошептала я ему на ухо, встав на цыпочки, а потом резко прижалась к его губам.

Когда чья-то ладошка легла мне на плечо, я повернулся и вопросительно посмотрел на стоящую передо мной девушку. Она, схватив меня за рубашку, стала тянуть меня вниз к своему лицу. Я только еще больше брови выгнул от удивления.

— Выручай, — прошептала красавица мне на ухо и тут же прижалась губами к моим.

Ух, ты! Вот это ротик! Сладкий, нежный и ласковый, без грамма блеска на пухлых губках и без привкуса алкоголя и табака. На миг я выпал из реальности, наслаждаясь неожиданной, но такой приятной лаской. Краем глаза увидел за спиной девушки взбешенного парня, прожигающего нас диким взглядом. Выручить, значит? Хорошо.

Я крепко стиснул руками тонкую талию красавицы и перехватил инициативу, крепко прижимая к себе соблазнительно тело. Углубил поцелуй, властно вторгаясь языком в сладкий ротик. Ммм, а как сладко она умеет стонать!

Вначале испуганная моим напором, девушка расслабилась и стала отвечать, скользнув руками с ворота рубашки мне в волосы.

Безумно не хотелось отрываться от ее губ, но пришлось. Я посмотрел в ошалелые синие глаза, и мне понравилось то удивление, что скользнуло в них. Она явно не ожидала, что ей понравиться. Я только хмыкнул, наклоняясь к ней снова. Она не противилась, тут же ответив на касание моих губ. Я уже забыл о том, что это всего лишь одолжение для нее, да и она явно забыла о своем неудавшемся ухажере. Иначе как объяснить ее полную отдачу мне и тихие стоны в ответ? Я руками все крепче прижимал к себе хрупкое тело, стискивая руками майку на ее талии. Руки скользнули под ткань и коснулись нежной кожи спины красавицы. Она тут же с готовностью изогнулась навстречу моим ладоням.

А поцелуй становился все горячее, заставляя все тело томиться от возрастающего желания. Я осторожно потерся об нее своими бедрами, давая ей почувствовать желание, пробужденное ею же. В ответ она только задрожала в моих руках.

Черт! Что же я делаю? Стоило мне коснуться его губ, как меня будто током шибануло. Я мигом забыла об Антоне, забыла о злости и обиде на него. Остались только губы незнакомца и его руки на моем теле. А я потихоньку удивлялась сама себе. Во-первых, никогда не отличалась легкостью нравов, и поцелуй с незнакомым человеком раньше показался бы мне дикостью и абсурдом. Для меня поцелуй был тем, что делят с дорогим тебе человеком. Но мне нравилось! И нравилось безумно. А во-вторых, я с ума сходила от охвативших меня ощущений. Никогда прежде я не ощущала ничего подобного, дикого, взрывного и опасного. А поцелуй и объятья были именно такими. Антону никогда не удавалось довести меня до такого состояния одним лишь поцелуем. Может поэтому я и не торопилась делить с ним постель?

Руки незнакомца оказались под майкой, вызывая табун мурашек по всему телу и заставляя подчиняться этим рукам. А когда бедрами ощутила желание парня, мое тело совсем сошло с ума. Раньше, стоило мне только оказаться к Антону впритык, когда он возбужден, как я тут же выскальзывала из его рук, чувствуя дискомфорт и стеснение. А здесь мне еще больше и ближе хотелось прижаться к соблазняющему телу.

— Сладкая, — протянул незнакомец, отрываясь от моих губ и заглядывая мне в глаза.

А я смело встретила его горящий вожделением взор серых глаз. Мои руки продолжали касаться прядей его темных волос, бессмысленно их перебирая, а глаза неотрывно следили за красивым лицом молодого мужчины. Именно мужчины, а не парня. Ему было лет двадцать шесть — двадцать семь, и во взгляде читался явно не юношеский ум.

— Пойдем, — прошептал он и потянул меня за собой.

А я, как овца, безропотно, пошла за ним, крепко держась за его ладонь. И никаких протестов не возникало. Я не боялась и не беспокоилась. Мне казалось, что он не причинит мне вреда, что не сделает ничего из того, чего бы мне не хотелось.

Не знаю как, но я нашел в себе силы оторваться от девушки. Она смело и пристально смотрела мне в глаза, не пугаясь и не отводя взора красивых синих глаз. Завораживающих синих глаз.

— Пойдем, — прошептал я и повел ее за собой.

Она ни слова не сказала против, послушно держа меня за руку. Я торопливо пробирался к выходу, желая как можно скорее оказаться на улице, где можно свободно вздохнуть и немного прийти в себя, поскольку эта девочка завела меня не на шутку. Миниатюрная, едва мне макушкой до подбородка достает, худенькая, но с нужными объемами, с нежным красивым лицом и копной густых каштановых волос за спиной. Моя.

Это собственническое чувство, на миг возникшее во мне, мне понравилось. И одновременно напрягло — такого еще не было. Но я торопливо избавился от него.

Выйдя на улицу, я тут же повел девушку к стоянке, где была моя машина. Открыл пассажирскую дверь и усадил ее в машину.

И что же я делаю? Я ведь его не знаю! А вдруг он маньяк? Или еще что похуже? Нет! Я была абсолютно уверена, что с ним в безопасности. Почему? Не знаю, просто уверена. Поэтому безропотно села к нему в машину. Он обошел ее и сел за руль. Молча завел двигатель и поехал.

Я знала, куда он меня везет. И была не против. И дело не в Антоне и моей ему мести. Нет, я просто этого хотела. И именно с ним. Мне казалось, что окажись на его месте другой — такого бы не было. Именно он.

Наверно со стороны казалось, что я просто сумасшедшая: села неизвестно к кому в машину, еду неизвестно куда. Но мне все казалось правильным. Сейчас, в этот момент мне было комфортно и уютно. Не было чувства отрицания, отвращения к себе за такое легкомысленное поведение, чувства чего-то аморального. Все просто и понятно: я этого хочу.

Уже через десять минут он остановил машину и вышел. Открыл дверь с моей стороны и помог выйти мне. Я смело посмотрела ему в глаза, когда выходила из машины. Он захлопнул дверцу, и я тут же оказалась прижата к этой самое дверце его телом. Меня подхватили под попу, заставляя обхватить ногами его бедра, и сладко поцеловали. Спиной чувствуя холодный метал машины и грудью — жар его тела, я оказалась между двух противоположностей. И к огню меня тянуло все сильней и больше.

— Ты знаешь, зачем ты здесь? — хрипло спросил мужчина, отрываясь от моих губ.

Его руки стали скользить по моей спине и талии, нервно сжимая ткань майки.

— Да, — выдохнула я ему в губы, глядя прямо в глаза.

— А из-за чего ты здесь? Из-за того парня, от которого убегала?

— Нет. Из-за того, что хочу этого, — честно ответила я.

Ему явно пришлись по вкусу мои слова, поскольку на красивом лице расцвела довольная соблазнительная улыбка, а потом меня наградили еще одним сногсшибательным поцелуем.

Я легко подхватил ее под попу и внес в подъезд. Кое-как вызвав лифт, стал ласкать губами ее личико и приоткрытые губки. Внутри маленькой кабинки, вновь прижал ее к стене, жадно впиваясь в ее ротик. Она нежно изгибалась в моих руках, заводя меня все сильней и сильней.

— Ты меня с ума сведешь, — простонал я, выходя на нужном этаже. — А я даже не знаю, как тебя зовут.

— И не надо, — ответила мне моя девочка, касаясь губами моего уха.

На пролете перед квартирой мне пришлось опустить ее на ноги, чтобы открыть дверь. Но как только мы вошли, я вновь стиснул свою девочку в объятьях, страстно впиваясь в ее губки.

Очень быстро на пол полетела ее майка и моя футболка, а любопытные пальчики девушки заскользили по моей груди и животу, царапая и ласково гладя. Я не мешал ей наслаждаться своим телом, потихоньку млея от ее ласк, неумелых, но безумно приятных. В ее движениях не чувствовалось опыта или особого изыска, но от того и было намного лучше, чем если бы рядом была искушенная в играх девица. Сейчас мне и нужна была нежность конкретно этой девушки. Когда я начал чувствовать, что уже на грани, быстренько подхватил ее на руки и понес в спальню. Уложив на кровать, навис над ней, разглядывая в приглушенном свете ночника ее личико.

— Красивая, — шептал я, касаясь пальцем черт ее лица.

Палец медленно скользнул вниз по шее, ключицам, обвел контуры белья, вызывая в ее теле дрожь. Ловко расстегнул пуговицу на ее джинсах. Потом молнию. И все это не отрывая взгляда от синих глаз, горящих предвкушением и искренним восторгом. Мне настолько приелась похоть в глазах моих партнерш, что простое желание, чистое и естественное, делало ее в моих глазах еще более привлекательной.

Я не хотела знать кто он, не хотела, чтобы знал кто я. Сейчас мне просто хотелось его чувствовать. Я не знала, что будет завтра, да и не хотела, но одно понимала точно: эта ночь будет единственной. А потом я уйду и стану прежней собой — уравновешенной и не делающей глупости. Но один раз мне хотелось сделать именно глупость. Поэтому я сейчас здесь.

Он нежно касался моего лица, тела. Расстегнул джинсы и снял их с меня. Я не чувствовала стеснения или смущения. Я знала, что хороша собой и видела, что ему нравиться то, что он видит. Сверкающие серые глаза были лучше любых комплементов и слов восхищения. Слов я наслушалась уже достаточно.

Когда на мне осталось лишь белье, он быстро избавился от своей одежды, чтобы тут же вернуться к моему телу, даря ему новую порцию ласк и поцелуев. А я растворялась в его руках от наслаждения.

Мне безумно нравилось вырывать стоны наслаждения из ее горла своими касаниями. Она плавилась подо мной от удовольствия, не стесняясь этого показывать. Ее губы припухли от множества поцелуев, которыми я щедро одаривал их. Обнаженное тело подо мной извивалось от нетерпения и неги. А я все оттягивал последний момент, желая подольше насладиться ею. Мои руки без перерыва касались нежной кожи ее тела, а губы ласкали грудь, плоский животик. Ее запах манил и сводил с ума своей чистотой и нежностью.

— Хватит,- рвано выдохнула девушка, судорожно сжимая пальцами простынь.

Ее волосы разметались по кровати, а вся она выгибалась мне навстречу.

— Как скажешь, — хмыкнул я, устраиваясь между ее бедер.

Я начал медленно входить в ее влажное и горячее тело. Она задышала еще чаще. Потом я ощутил преграду.

— Что?..

— Не надо, — прохныкала девушка, подаваясь мне навстречу своими бедрами. — Не останавливайся! Я хочу!

Устоять перед такой мольбой я не смог, резко подаваясь вперед, разрывая тонкую преграду ее девственности. Она тут же сжалась от боли подо мной. А я замер, не желая тревожить ее и давая ей привыкнуть к себе.

— Черт! — простонал я, не в силах сдерживаться.

Она была такая тесная и горячая, что мне невыносимо хотелось начать двигаться в ней, быстро и жестко, как я люблю.

— Почему ты не сказала?

— Какая разница? — выдохнула девушка, потихоньку расслабляясь.

— Теперь уже действительно — никакой, — прохрипел в ответ я, начиная двигаться.

Всеми силами я сдерживал свои порывы, боясь причинить ей новую боль. Но так хотелось позволить себе больше.

Мимолетная сильная боль заставила меня немного прийти в себя. Но стоило начать ему двигаться, как вновь я погрузилась в наслаждение. Его руки, не переставая, ласкали меня, а губы дарили страстные поцелуи. Я чувствовала, как в теле зреет оргазм, но слишком медленно и мне хотелось большего. Поэтому я стала делать движения навстречу его бедрам. Он верно понял мое стремление, начав двигаться быстрее и резче. А я погружалась в наслаждение все больше, не сдерживая стонов и криков. Я выгибалась навстречу его движениям, желая получить как можно больше.

Мне было трудно осознавать реальность, я могла только чувствовать, как начинаю распадаться на молекулы от наслаждения. А достигнув предела, я громко простонала, чувствуя дрожь во всем теле и необычайную негу и расслабленность.

Ее финальный стон стал музыкой для моих ушей, все ее тело сжалось от получаемого наслаждения. Внутренние мышцы крепко сжали меня, заставляя последовать за собой. Я торопливо вышел из ее подрагивающего тела и рухнул рядом с ней, притягивая к себе ее расслабленное тело.

— Понравилось? — спросил я, касаясь губами ее шеи сзади, а руками поглаживая ее животик.

— Да, — тихонько ответила девушка.

— Почему я? — спросил давно интересующую меня вещь.

— Не знаю, просто ты,- пожала плечами девушка.

— Не жалеешь?

— Ни капли, — решительно ответила девушка.

Мне понравился ее ответ. А мои руки начали поновой ласкать ее тело.

— Что…ты делаешь? — выдохнула она, начиная дрожать.

— Продолжаю, — промурлыкал я ей на ушко, нежно прикусив его. — А ты хочешь уйти?

— Нет, — выдохнула девушка, откидывая голову мне на плечо. — Я уйду утром.

— До него еще далеко, — прошептал я, опрокидывая ее на спину и нависая над ней. — Очень далеко.

Я сходила с ума! Такого я никогда не могла предположить. Не могла и подумать, что способна на такое. Эта ночь была сумасшедшей. Он беспрестанно ласкал меня, заводил и соблазнял, доставляя мне ни с чем несравнимое удовольствие.

Никто из нас не спрашивал имени или чего-то еще. Каждый из нас знал, что эта ночь первая и последняя. А я просто наслаждалась этой глупостью, зная, что такое больше не повториться. Эта ночь стала откровением для меня и моего тела, которое, казалось, только и ждало, когда же его разбудят, так умело и властно.

За эту ночь он подарил мне море восторга и блаженства. Ему будто нравилось доводить меня до криков, когда я просто теряла связь с реальностью. И я это ему позволяла, желая все больше и больше. Никогда не думала, что секс это так… даже слов нет!

Он изучал мое тело, позволяя изучать его, чтобы доставить еще больше наслаждения друг другу. Он делал такие вещи, от которых мне всегда становилось стыдно, стоило лишь представить. Но он не давал мне стыдиться, заставляя лишь извиваться в его руках от удовольствия. И сама я делала все, о чем раньше и не думала. Мне, так же как и ему, нравилось чувствовать превосходство от того, что я доставляю удовольствие. Мне нравились его хриплые стоны, нравилось видеть его красивое лицо, искаженное наслаждением. Его тело, мускулистое и крепкое, сводило с ума своим совершенством.

Мы не спали ни минуты из этой ночи, будто не в силах оторваться друг от друга. Вместе сходили в душ, где он помыл меня, лаская своими умелыми руками, пока не довел до нового акта. Потом мы пошли на кухню, где меня попытались накормить, и опять-таки не удачно: секс на столе — это нечто! И снова кровать, с уже влажными простынями и такими же телами на них.

Когда начало светать, я оделась и попросила отвезти меня в центр. Он только кивнул. Остановившись на площади, он подарил мне последний, самый сладкий поцелуй, полный нежности и благодарности. Я улыбнулась своему незнакомцу и выскользнула из машины, растворяясь в толпе людей, спешащих по своим делам.

Стоило мне зайти в общагу и начать раздеваться, как в дверь тут же стали стучать. Я, зная, кто там, спокойно подошла и открыла.

— Где ты была?- прорычал Антон, вламываясь в комнату.

— Тебя это не касается, — сложив руки на груди, ответила я.

— Касается! — продолжал злиться парень. — Где ты шлялась?

— Я еще раз повторяю — тебя это не касается! — начиная злиться, ответила я, глядя прямо ему в глаза. — Мы с тобой больше не пара. После того, что ты вытворял, ты не имеешь права требовать от меня ответа!

— Ты с ним уехала?! Да?! — подойдя ко мне вплотную, рычал парень.

— Да! С ним! И ни капли не жалею об этом! — прокричала я в ответ.

— Дрянь! — рыкнул Антон, и мою щеку обожгла пощечина.

Я на мгновение закрыла глаза. А когда подняла, со всей ненавистью, что во мне была, посмотрела на него.

— Убирайся, — тихо, но отчетливо, произнесла я, яростно прожигая его взглядом.

Антон только зло взглянул меня и вылетел из комнаты.

Я приложила ладонь к горящей щеке, не в силах поверить, что он посмел меня ударить. Он, всегда нежный и заботливый, поднял на меня руку! И почему я раньше не замечала в нем такой агрессии? Ведь он всегда был вспыльчивым, ревнивым до абсурда, а я на все закрывала глаза. Наверно слишком сильно закрывала, раз не заметила, когда он стал мне изменять. А ведь по его пьяному бреду я помню, что это началось еще в школе. И продолжалось на протяжении всего этого времени. А ему еще хватало наглости утверждать, что я дорога ему, потому что он просто изменял мне, а не бросил. А теперь я чувствую себя наивной дурой, над которой смеются все подряд.

Решив, что сейчас мне надо побыть подальше от взбешенного Антона, я собрала вещи и уехала домой на две недели, наплевав на учебу. Рассказала маме об Антоне, но умолчала о своем поступке — ей это знать не к чему. Она полностью поддержала меня, сказав, что такой парень мне не нужен. Все время, что я находилась дома, меня доставали звонки Антона. Сначала он звонил, чтобы поругаться, потом чтобы сказать, что готов меня простить, если я вернусь к нему. Вот это меня больше всего взбесило.

— ТЫ готов простить? А сам ты не хочешь попросить прощения? Ты мне, козел, изменял направо и налево, стоило мне только отвернуться, а я должна просить прощения?! За что?

— Ты мне изменила!- рычал в трубку Антон.

— Я тебе не изменяла, поскольку к тому моменту, как я уехала с другим, мы уже не были парой! Заруби себе это на носу: я к тебе не вернусь!

Он пытался еще несколько раз позвонить, но я не брала трубку. Мама, не вытерпев, ответила ему однажды. Таких слов от мамы я еще не слышала. В свободное от звонков Антона время, я думала о своем незнакомце, с каждым днем все больше и больше удивляясь себе: как я, рассудительная и уравновешенная, могла так поступить. И почему? Я понимаю, конечно, целовался он обалденно, но это же не повод зомбировано за ним идти. Хотя не могу сказать, что я жалею, просто не узнаю себя. Решительно выбросив все из головы, я вернулась в общагу, с твердым намерением погрузиться с головой в учебу.

В первый же день встретила Антона. Он только кивнул и тут же отвернулся, а я облегченно вздохнула. Накатила мимолетная ностальгия по нашим отношения, но я тут же выбросила эти мысли из головы.

Зайдя в аудиторию, села рядом с Лизой. Она мне весело подмигнула и тут же стала посвящать во все случившееся за время моего отсутствия. Куча новостей и сплетен благополучно прошли мимо моих ушей. Кроме последней.

— Наша Клуша ушла, наконец, на пенсию! — радостно провозгласила Лиза.

Вот эта новость меня обрадовала. Клуша, так прозвали нашу математичку за фамилию Клушина, уже давно достала всех студентов своим старческим маразмом и кретинизмом. Ее бесконечные придирки, постоянно снижаемые оценки и прочие радости достали всех первокурсников уже через неделю. Меня в том числе, поэтому я не меньше подруги рада была тому, что так быстро избавилась от нее. Эх, не завидую я пятикурсникам, которые столько лет терпели ее.

— А математику теперь ведет новый препод! Ты бы его видела! — мечтательно закатила глаза Лиза.

Она в подробностях стала описывать сей объект страсти многих студенток. Молодой преподаватель стал самой главной новостью ВУЗа за последнее время. Я послушала дифирамбы о нем от силы минуты две, потом благополучно погрузилась в свои мысли, позволив думать Лизе, что я внимательно ее слушаю. Она соловьем разливалась о новом преподавателе, пока не прозвенел звонок. Я даже вздохнула облегченно, когда подруга замолчала. Но рано я стала обольщаться. На следующей перемене, а потом на еще двух, Лиза продолжала восхищаться новым учителем. Мне даже стало любопытно на него посмотреть: такого восторга в глазах подруги я еще не видела.

Как оказалось, о новом преподавателе говорила не только Лиза. Большая часть наших девушек так же шептались об этом загадочном математике. А парни злились.

— Такое чувство, что он единственный мужик на весь универ, — фыркали ребята на восхищенные вздохи девушек.

Последняя пара у нас как раз математика, перед которой каждая девушка стала лихорадочно приводить себя в порядок. Я офигевшим взглядом смотрела на все это. Нет, я, конечно, понимаю, что он симпатичный и все такое, но это уже какой-то фанатизм!

Прозвенел звонок. Все тут же уселись по местам, выжидательно глядя на дверь. Я только головой покачала, глядя на все происходящее.

— Можно подумать, у нас парней красивых мало, — фыркнула я, глядя по сторонам.

— Парней-то море, а вот мужиков — раз-два и обчелся, — томно вздохнула Алина. — Не поймешь, пока не увидишь сама. От него так и веет… хищником, что ли? — мечтательно протянула девушка.

Парни только пальцами у голов покрутили, и я была с ними солидарна. В группе была только еще одна девушка, которой новый преподаватель был по барабану. У Вики был парень, поэтому на других она не засматривалась.

— И что вы слюни на него пускаете, — равнодушно протянула Вика, проглядывая конспект. — Все равно он со студентками не заводит романов.

— Не доказано, — надула губы Лиза.

— А по его поведению и так все ясно, — фыркнула Вика. — Он никогда не флиртует, не заигрывает и игнорирует все ваши штучки. И что не доказано?

— Это да, — как-то разочарованно протянула Алина.

— А может, вы для него просто слишком малы, — усмехнулся кто-то из парней.

— Тоже вариант, — протянула Вика.

Дискуссия продолжалась бы еще долго, но тут заскрипела дверь. Все тут же замолкли, а я со снисходительно улыбкой повернулась в сторону двери, желая увидеть воочию мечту наших студенток.

Улыбка так и застыла на лице, потому что в аудиторию входил мой незнакомец на ночь!!!

Твою мать!!!

Что он здесь делает?!!

Что мне теперь делать?!!

А он спокойно прошел на свое место, не отнимая взора от папки в руках.

— Добрый день, — произнес его бархатный голос, давая мне понять, что у меня не глюки.

Он сел за стол и, все так же не поднимая головы, начал зачитывать список присутствующих. Пока очередь дошла до меня, я немного пришла в себя, правда еще не решила, как себя вести, что делать и стоит ли вообще что-то делать. Может он меня не вспомнит? Хорошо бы…

— Яшина, — произнес мою фамилию преподаватель.

— Здесь, — сглотнув, ответила я.

— Я уж не чаял вас здесь увидеть, — усмехнулся мужчина, медленно поднимая голову. — Позвольте узнать причину вашего…

Тут наши взгляды встретились. В его серых глазах мелькнуло узнавание, шок и тут же все стало спокойно.

— …столь длительного отсутствия на парах? — как ни в чем не бывало, продолжил незнакомец.

— Болела, — глухо произнесла я, глядя ему в глаза.

Узнал! Понял! Но не подал вида. Может мне тоже на все забить и забыть, что я когда-то его уже встречала?

— К учебе готовы? — так же спокойно и равнодушно спросил он.

— Да.

— Отлично, — прохладно улыбнувшись, ответил он. — Кстати, ваше имя?

— Сабина, — ответила я.

— Я — Святослав Викторович.

— Оч…чень приятно, — вздохнула я.

А ведь я рассчитывала, что никогда не узнаю его имени. А он, как ни в чем не бывало, приступил к лекции.

Не знаю, как я выдержала полтора часа его бархатного голоса, но выдержала. Прозвеневший звонок сильно ударил по натянутым нервам. Я стала торопливо, в отличие от других девушек собирать вещи, чтобы поскорей отсюда убраться, как его голос меня остановил:

— Яшина, останьтесь на минуту. Мне нужно дать вам дополнительно задание в счет пропущенного времени, — спокойно произнес Святослав.

Я только глубоко вздохнула, понимая, что разговора мне не избежать. На меня бросили несколько завистливых и даже ревнивых взглядов. Эх, все бы отдала, чтобы быть на вашем месте, девочки.

Одногруппники покинули аудиторию, закрыв за собой дверь. Этот звук заставил меня вздрогнуть, а он поднял, наконец, на меня взгляд. Я так и замерла возле своей парты, судорожно сжимая в руках тетрадь с отрывками конспекта. Мы смотрели друг другу в глаза и молчали.

— Значит, Сабина? — хмыкнул Святослав, поднимаясь из-за стола и направляясь ко мне.

Правильно девочки сказали: есть в нем что-то от хищника: походка, опасный блеск в стальных глазах…

Он остановился передо мной, опираясь бедрами о парту и сложив руки на груди, отчего мышцы на этих руках, не скрытые закатанными рукавами свитера, рельефно надулись. Я даже сглотнула, тут же вспомнив, как цеплялась за эти руки в порывах страсти.

Он как-то устало вздохнул и нахмурился, проведя ладонью по лицу.

— Тебе хоть восемнадцать есть? — еще раз вздохнув, спросил Свят, глядя на меня.

— Будет…через два месяца, — ответила я.

На лице мужчины появилось прямо-таки страдальческое выражение лица, хмурое и замкнутое.

— Мало того, что со студенткой своей переспал, так еще с малолетней, — невесело хмыкнул мужчина, покачав головой.

— Все нормально, — взяв себя в руки, ответила я, глубоко вздохнув. — Просто забудь обо всем. Так же как я.

Он поднял голову и исподлобья хитро посмотрел на меня.

— А ты забыла?

— Нет, — честно ответила я, немного смутившись и отведя взор.

И тут же в голове вспыхнули хорошо запомнившиеся моменты нашей ночи. Я даже глаза зажмурила в надежде прогнать их. Почувствовала, как моего лица коснулись его пальцы, тут же вызвав табун мурашек во всем теле. Он заставил меня поднять лицо и посмотреть на него.

— Я тоже. И не хочу, — произнес мужчина, откровенно сверкая глазами, в которых так и мелькали те же картинки, что только что вспомнила я.

Он стоял слишком близко, и тело стало реагировать на это вполне однозначно. Дыхание участилось, тело стало наливаться томительной негой.

— Но ты права, — отпуская мой подбородок, произнес Свят. — Нам нужно это забыть.

Я даже вздохнула от облегчения, когда он отошел на шаг. Если бы еще и смотреть так пристально перестал, вообще было бы замечательно.

— Нужно, — выдохнула я почти облегченно.

— Иди, — кивнув головой в сторону двери, ответил мужчина.

— А задание? — несколько неловко спросила я.

— Потом.

— Хорошо, — вздохнула я и пошла к двери, спиной ощущая его горячий взгляд.

Не ожидал, что когда-нибудь еще увижу свою красавицу. Тем более не ожидал, что среди своих студенток. Тем более среди первокурсниц. Да еще и несовершеннолетнюю! Докатились! Совращаю малолеток. Но каких малолеток! Как вспомню, что она вытворяла в моей постели, как стонала подо мной — мигом все каменеет в штанах.

И мне же ее каждый день теперь видеть! Я ж с ума сойду! Она меня прямо-таки околдовала, потому что все время после нашего расставания с ней утром, я вспоминал ее, лишь надеясь, что со временем воспоминания притупятся. И тут такой сюрприз! Одного взгляд в ее синие глаза хватило, чтобы вспомнить все детали совместно проведенной ночи. Прямо наваждение какое-то!

В общагу я пришла в растерянных чувствах. Да еще и бубнеж соседок о новом преподавателе не давал успокоиться. Черт, что, других тем для обсуждения больше нет?! А еще я злилась, поскольку восхищенные вздохи девушек по Святу жутко бесили.

Ревную?!! ДА!!! И что это значит? Докатились!

Я села за учебники, наверстывать упущенный материал, время от времени прислушиваясь к разговору соседок. И за два часа занятий я выяснила следующее.

Святослав работает в универе со второго дня моего отъезда. Заявил себя как серьезный умный мужчина. Никак не реагирует на заигрывания студенток, а иногда достаточно резко осаживает их. Ездит на дорогой машине. Помню-помню, у него какая-то иномарка, внедорожник. Не женат, девушки тоже вроде нет. Его часто видят в клубе ‘Малина’, который по слухам принадлежит его другу. Именно там мы с ним и встретились. А еще услышала море ахов и вздохов по поводу его внешности: красивое лицо, спортивная фигура, густые темные волосы и холодные серые глаза. Ну, для кого как, лично для меня взгляд этих самых глаз был далек от холодного, когда он целовал меня и не только…

Так, хватит! Пора выкинуть из головы ту ночь-недоразумение и представлять перед собой только учителя. О да, он очень многому меня научил…

Да что ж такое!

Я резко захлопнула книгу, вызвав на лицах соседок недоумение. Быстро оделась и вышла из комнаты и общаги, решив проветрить мозги. Студенческий парк был набит гуляющими студентами, детьми и парочками. То и дело отовсюду доносился смех и веселые крики. Я быстро прошла мимо всего этого, желая побыть в тишине. Забрела в удаленный уголок и села на одинокую лавочку.

Все мои мысли продолжали крутиться вокруг Святослава. Я старательно прогоняла из головы образ соблазнителя, заменяя его на образ преподавателя ВУЗа. Получалось не ахти. Но выбора-то не было. Проблемы не нужны ни мне, ни ему. И продолжение нашей ночи тоже не нужно ни одному из нас. Мы оба знали, что совместно проведенное время всего лишь мимолетный момент в жизни каждого из нас. А встреча в универе все усложнила. Он явно дал мне это понять. Но не бегать же нам друг от друга? Из-за такого пустяка не стоит менять ВУЗ или работу. Мы два взрослых человека и думаю, что вполне можем держать все в рамках ‘студент-преподаватель’.

Успокоив себя таким образом, я решила вернуться в общагу. За размышлениями не заметила, как похолодало и стемнело. Благо освещение было хорошим, да и народ еще гулял, поэтому я спокойно вернулась к себе.

Первая неделя прошла спокойно. Я старательно не обращала внимания на Святослава, держась с ним так же, как и он со мной: спокойно и отстраненно, как и с любым другим студентом. А окружающие меня девушки продолжали томно вздыхать, стоило его фигуре только на горизонте появиться. Мне это уже порядком надоело. Нет, ну сколько можно! Уже ведь давно понятно, что ни у одной из студенток нет шансов привлечь его внимание! Так все равно ведь пытаются. Сама столько раз уже видела, как с ним заигрывают, кокетничают и строят глазки. Он же на все это либо не реагирует, либо осаживает ретивых поклонниц холодным взглядом серых глаз. Но не сказать, чтобы это сильно ему помогало. Такое чувство, что чем сильней он всем им сопротивляется, тем больше его хотят.

У меня порой возникает стойкое ощущение, что я прогадал с работой. На прошлой, где я работал не по диплому, мне было проще. Моя же профессия преподавателя уже начинала меня нервировать. Мне всегда льстило внимание противоположного пола, и я не стеснялся этим пользоваться. Но сейчас это уже переходило рамки. Я был твердо намерен соблюдать субординацию, когда шел работать сюда. А повышенное внимание моих студенток ко мне этому мешало. Эх, надо было представиться женатым, тогда бы и проблем было меньше! А так приходиться буквально отбиваться от девушек, желающих пофлиртовать с профессором.

А еще была проблема в виде первокурсницы Сабины, которая никак не желала выходить у меня из головы. Я старательно пытался думать, что она такая же как все, но внутри все бушевало, стоило мне только увидеть ее перед собой. Почему же именно эта девочка так меня зацепила? Что в ней такого? Да, красивая, да, умная, но ведь таких кругом полно! А хочу именно ее. Невинные синие глаза и потупленный взгляд заставляют меня желать ее все больше с каждым днем. Мне удается делать вид, что это не так, но от себя не убежишь. Извращенцем себя чувствую: ей ведь даже восемнадцати нет!! А мне уже двадцать восемь. А все равно ее хочу.

Неделя с ней в одном ВУЗе уже начала сводить меня с ума. Стоило ей только войти в аудиторию и бросить на меня короткий взгляд, как я тут же начинал фантазировать. И фантазии были далеки от невинных.

С этим надо что-то делать…

Решив, что другая девушка в моей постели поможет привести мне себя в порядок, я пригласил на обед одну из своих коллег. Моя ровесница Мария с самого начала дала мне понять, что не против познакомиться со мной поближе. Сидя в студенческой столовой и разговаривая с ней, я понял, что мое приглашение было ошибкой. Затащи я сейчас ее в постель, и она потом от меня не отстанет, а нам еще работать вместе. Нет, Маша была не для этого, слишком уж она цепкая и ревнивая. А мне это не к чему. Мне нужно просто спустить пары. А тут еще и косые взгляды студентов на нашу пару. Не жажду стать объектом обсуждения моей личной жизни всем универом.

В конце недели я увидела Свята в столовой в обществе нашей химички. Красивая молодая женщина мило щебетала с нашим математиком у всех на виду, не скрываясь и не прячась. Он что, таким образом решил отделаться от всех и сразу? Вариант. Но теперь его стали обсуждать с еще большим рвением. Тут же появились сплетни о романе математика и химички. Вот что за люди! Может они просто обедают вместе, и ничего больше! А тут их уже чуть ли не поженили!

Что это? Я опять ревную?! Прям наваждение какое-то…

Уже выходя из столовой, почувствовала на спине прожигающий взгляд. Обернулась, чтобы встретить с пристальным взором Святослава. Правда он тут же отвел взгляд, возвращаясь к разговору с химичкой.

И что это было?

Кое-как отделавшись от Маши, я поехал домой. Вечером собрался в клуб к другу, где смогу найти себе девочку на ночь и приведу, наконец, себя в порядок. Главное опять на студентку не нарваться. Но у меня память на лица хорошая, поэтому всех своих учениц я смогу избежать. А их в последнее время в ‘Малине’ стало больше обычного. Может у меня уже мания величия, но такое чувство, что их наплыв именно в этот клуб обусловлен тем, что я здесь постоянный гость.

Привычная атмосфера заведения немного успокоила мои расшатавшиеся нервы. Я выпил несколько слабых коктейлей и стал внимательно оглядывать толпу на наличие симпатичной куколки на ночь. Взгляд равнодушно блуждал по блондинкам и рыжим, выискивая в толпе темноволосых миниатюрных красавиц. В идеале еще бы и с синими глазами, но тут уж как получиться.

Не знаю, зачем и почему, но я приехала в ‘Малину’. Я когда собиралась, на меня девочки смотрели как на сумасшедшую. А что удивляться. Я ведь столько раз буквально отбрыкивалась от их уговоров куда-то пойти потанцевать, в клуб или на дискотеку, а тут вдруг сама собралась и ускакала. Я не стала звать с собой никого. Почему? А вот и не знаю. Догадываюсь, конечно, но сама же боюсь своих догадок.

Шумная атмосфера клуба тут же заставила сморщиться. Ну не люблю я такие места. Не мое это. Я бесцельно бродила в толпе, выискивая знакомый силуэт. Зачем я пришла? Чего хочу? Мне просто захотелось глупости. Вокруг толпился народ, постоянно меня толкая и цепляя. Кто-то пытался утащить потанцевать, кто-то заигрывал. Но я всячески игнорировала свое окружение, торопливо уходя от навязчивых ухажеров.

Я подошла к бару и заказала безалкогольный коктейль, оглядываясь по сторонам. Взгляд зацепился за широкоплечую фигуру, стоящую на балконе ко мне спиной. Я, затаив дыхание, стала смотреть на него. Минуты через две моего гипноза он резко повернулся, оперся руками о барьер, и его взгляд заскользил по толпе, явно выискивая того, кто так настойчиво сверлил его взглядом. Странно, мы одинаково реагируем на взгляды друг друга. Что бы это значило?..

Наконец, он нашел того, кто его потревожил. Наши взгляды встретились. На его лице не отразилось ни одной эмоции. Он просто сверлил меня взглядом. А я, так же неотрывно глядя на него, встала со своего места и пошла к лестнице на балкон. Мы все так же смотрели друг на друга. Стоило мне подняться, как он развернулся и пошел куда-то вглубь. Я молча последовала за ним на некотором расстоянии, не желая привлечь чье-либо внимание, поскольку здесь слишком многие видели в его лице преподавателя.

Широкая, напряженная спина скрылась за дверью, оставив ее открытой. Я робко посмотрела по сторонам и вошла за ним. Передо мной был пустой коридор, в конце которого мелькнула черная рубашка Святослава. Я остановилась в нерешительности перед дверью, решая, что делать. Если войду — назад дороги не будет. А нужна ли мне эта дорога?

Я решительно надавила на ручку двери. Моему взору предстал кабинет, с несколькими диванчиками, рабочим столом, отдельным баром и компьютером. Приглушенное освещение, приглушенные цвета. Больше рассмотреть мне не удалось, поскольку меня прижали к стене горячим телом, а губы опалил страстный поцелуй.

— Ты понимаешь, — прерывисто дыша, начал я, оторвавшись от ее губ, — что назад дороги нет?

— Да, — выдохнула Сабина, скользя ладошками по моей груди.

А я? Я понимаю, что повернуть назад не смогу? Что же я делаю!

— Я себя извращенцем чувствую,- утыкаясь лбом в ее лоб, прошептал я, запуская пальцы в ее волосы.

— Почему? — расстегивая пуговицы на рубашке, спросила девушка.

— Ты еще ребенок, — касаясь губами ее личика, ответил я.

— Но ты ведь хочешь меня?

— Меня посадят за совращение малолетних, — усмехнулся я, впиваясь губами в ее ротик.

Плевать! На все. Она моя, и я безумно хочу ее! Сейчас, когда она рядом, не хочу думать ни о чем: ни о работе, ни о принципах, ни об ответственности.

Сабина так же страстно отвечала на мои поцелуи, пытаясь расстегнуть рубашку. Я быстро избавился от нее, стянув через голову. Ее пальчики тут же стали касаться меня, медленно спускаясь вниз, к ремню на брюках. А мои руки задирали до неприличия короткое платье. Одним движением сбросив с нее этот лоскуток, я тут же стал ласкать ее тело. За платьем очень быстро последовало ее белье. А она все пыталась справиться с моим ремнем.

— Помоги! — отчаянно прошептала девушка, стоная от моих прикосновений.

Я только усмехнулся ее торопливости. Мне нравилось видеть ее нетерпение. Нравилось, как она извивается от желания ощутить меня в себе.

— Не спеши, — выдохнул я ей на ушко.

Из ее горла раздался какой-то отчаянный стон. А я, довольно улыбаясь ее пылу, стал губами спускаться вниз. Шея, ключицы, полная восхитительная грудь. Я встал перед ней на колени, лаская руками ее бедра, а губами нежный животик. Рука скользнула вниз по ноге, под колено. Я поднял ее ножку и положил себе на плечо.

— Что… Ах! — громко простонала моя девочка, когда я прижался губами к ее влажным лепесткам.

Я с наслаждением ласкал ее губами, заставляя ее стонать и вскрикивать. Ее пальчики были в моих волосах, прижимая меня еще крепче к ее бедрам. Очень быстро я довел ее до оргазма, заставив обмякнуть в моих руках. Я легко подхватил ее и уложил на диван. Она смотрела на меня пьяными от наслаждения глазами и протягивала ко мне руки. Я быстро избавился от одежды и склонился над ее телом.

— Я три недели только об этом и думал, — прохрипел я, окидывая горячим взглядом ее тело подо мной.

— Не ты один, — слабо улыбнулась Сабина.

Одни плавным движением я скользнул в ее приветливое тело. Она тут же изогнулась мне навстречу, чтобы принять в себя целиком. Ее ножки обхватили мои бедра, когда я начал двигаться. И снова то непередаваемое ощущение от близости, которое я испытывал только с ней, с моей девочкой.

Мне казалось, что я сошла с ума. Так хорошо мне еще не было. Он был всем, что меня сейчас интересовало. Он, его губы и руки, движения и ласки. Я медленно погружалась в пучину наслаждения, которое так долго просилось наружу.

Когда схлынула первая волна, мы прижались друг к другу влажными телами, стараясь успокоить дыхание.

— Когда у тебя день рождения? — спросил Свят.

— Первого января, — ответила я.

— Значит, первого января ты переезжаешь ко мне, — заявил мужчина.

Я удивленно посмотрела на него.

— Ты серьезно? — спросила я.

— Вполне. Как только тебе исполниться восемнадцать, я хочу видеть тебя рядом постоянно и без угрозы ареста, — хмыкнул он.

— А как же твоя работа? Что о тебе будут говорить в институте?

— Плевать. Не хочу быть вдали от тебя, — запуская руку мне в волосы, прошептал Святослав, целуя меня в макушку.

Я несколько растерялась от такого поворота событий. Мне, конечно, было приятно, но казалось, что слишком все поспешно. Но раздумывать дальше мне не дали. Рука Свята плавно спустилась из волос на шею, а потом легла на грудь, мягко её сдавив в большой ладони.

— Свят, — протянула я.

— Ммм! Мне нравится, как ты произносишь мое имя, — хрипло прошептал мужчина, продолжая настойчиво ласкать меня.

— Давай уйдем отсюда, — смущенно пробормотала я, пряча лицо на его груди. — Вдруг кто-то войдет.

— Ты права, — с долей сожаления согласился со мной молодой мужчина. — Одевайся.

Мы быстренько привели себя в порядок, и вышли из комнаты. Свят дал мне ключи от машины и сказал, что догонит меня.

Я вышла из клуба и села во внедорожник парня. Через пятнадцать минут ко мне присоединился и он. Молча завел двигатель и отвез к себе.

Сегодняшняя ночь стала повторением нашей первой. Только теперь помимо горячего секса были разговоры. Сабина рассказала мне о своих отношениях с бывшим молодым человеком, Антоном. Рассказала о своем детстве и школе. Я слушал внимательно, делясь в ответ своими воспоминаниями и случаями из жизни.

Впервые в моей жизни было такое, обычно я без внимания слушал рассказы своих пассий, и тем более не распространялся о себе. Но эта девочка сдвинула в моей душе нечто важное, отвечающее за нежность, внимание и интерес. С ней мне было легко в общении. И даже разница в возрасте не мешала. Скорее наоборот, ее юность пробуждала во мне ответственность по отношению к ней. Хотелось заботиться и оберегать Сабину от всего. Именно поэтому я был намерен переселить девушку к себе, как только ей исполниться восемнадцать. Мне было плевать на то, что могут сказать в институте, что о нас буду шептаться на каждом углу. Все это до поры до времени, а потом все утихнет. Если же нет, я просто уйду оттуда.

Рано утром я уговорила Свята отвезти меня в общагу, пока еще никто не мог нас вместе увидеть. Он поворчал немного, но согласился с моими доводами.

Все вошло в свою колею. Я продолжала ходить в универ, как ни в чем ни бывало, не обращая внимания на Свята, как на своего мужчину. Он же относился ко мне как к любой из своих студенток. Лишь время от времени он бросал на меня горящие взгляды, от которых я то краснела, то бледнела. В связи с предстоящей сессией я редко выбиралась из-под стопки учебников, чтобы побыть со Святославом. Наши встречи были редкими, но оттого еще более страстными.

А еще я поняла, что жутко ревнивая. Поскольку он по-прежнему имел статус свободного мужчины, все студентки продолжали попытки с ним заигрывать и флиртовать. Он, как и раньше, отстраненно не реагировал на них, бросая на меня хитрые взгляды, глядя, как я бешусь.

Мы оба с нетерпением ждали, когда же уже сможем не таиться. Понятное дело, что светить на весь универ нашими отношениями мы не собирались, но и прятаться по углам не будем. Сколько раз уже Свят говорил мне, что хочет просто со мной погулять по парку, не боясь, что кто-то нас увидит, сходить в кино и на полных правах отбивать от меня поклонников.

После того, как одногруппники узнали, что я рассталась со своим парнем, мне сразу же поступило несколько приглашений на свидания. Я вежливо отказалась, но все равно некоторые настойчивые личности продолжали меня обхаживать.

Один из таких моментов застал Свят, заходя в аудиторию по звонку. Я сидела за столом и отнекивалась от очередного свидания.

— Яшина, Громов! — прозвучал злой голос Святослава, — будьте добры, разбирайтесь в своих амурных делах вне занятия.

Громов тут же сел на свое место, исподлобья поглядывая на грозного преподавателя. А я только сдерживала улыбку, глядя как хмуриться мужчина. Давно знала, что он собственник, но чтобы так явно это выражать… такое на моей памяти впервые.

Как только прозвенел звонок, Святослав произнес:

— Яшина, останьтесь. Для вас есть дополнительное задание.

Я пожала плечами и села на место, наблюдая, как студенты выходят в коридор. Как только за последним закрылась дверь, я подошла к столу Свята.

— Что ты хотел?

Он молча встал и закрыл дверь на замок, чем вызвал мое удивление.

— Свят? — спросила я, глядя, как хмурый мужчина подходит ко мне.

Он ничего мне не объяснил, просто притянул к себе и крепко поцеловал. Я несколько растерялась от такого напора.

— Свят! Мы же в институте! — попыталась возмутиться я.

— Плевать! — прорычал мужчина, усаживая меня на парту и начиная расстегивать пуговицы на моей рубашке. — Хочу тебя прямо сейчас.

— Но…

Меня опять прервали поцелуем, и я, наплевав на все, ответила. Щекотливость ситуации лишь сильней возбуждала нас обоих. Свят уже справился с пуговицами на рубашке, и смело ласкал мою грудь, спуская лямки бюстгальтера с плеч и покрывая нежную кожу поцелуями. Я кое-как стянула с него свитер, пройдясь по груди ноготками, отчего он приглушенно простонал мне в шею. Наши руки одновременно спустились к джинсам партнера. Он ловко и умело справился с моим замком, а вот я неуклюже, дрожащими пальцами с трудом расстегнула пуговицу. Мне мешали сосредоточиться его ласки и поцелуи.

Он спустил рубашку с моих плеч и сбросил лифчик, уложив меня спиной на парту. Его губы тут же стали жадно, почти грубо ласкать открытые его взору полушария, а руки спускали с меня джинсы.

— Это…безумие, — сумела выдавить я из себя, когда он взялся за свои брюки.

— Нет, моя маленькая, — хмыкнул Свят, пристраиваясь между моих раздвинутых ног, — это секс.

С этими словами он мягко скользнул в меня. Я крепко сжала губы, чтобы не застонать от удовольствия. Наши редкие встречи не давали мне полностью насладиться им, поэтому каждое наше свидание было открытием для меня.

— Терпи, моя девочка, — хрипло шептал мужчина, ускоряя темп.

Напряжение в теле сводило с ума, а кричать хотелось до невозможности. Я с трудом сдерживала стоны, но когда подошла к финалу, все равно не сумела этого сделать. И если бы не глубокий поцелуй Свята, о моем экстазе знал бы весь универ.

— Господи, я до января с ума сойду, — прошептал я в волосы Сабины, когда страсти немного поутихли.

— Почему? — нежно улыбнулась моя девочка.

— Хочу видеть тебя каждый день. Хочу просыпаться с тобой рядом. Хочу, чтобы все знали, что ты моя.

— Я тоже этого хочу, — прошептала Сабина, нежно гладя меня по щеке.

Я только улыбнулся ей. Моя девочка. Нежная и ласковая. Глядя в ее небесные сияющие синие глаза, уже такие родные, хотелось сказать только одно.

— Я люблю тебя, — тихо прошептал я, глядя в эти глаза.

Глупо? Возможно. Но это так. Люблю. Безумно, как никогда раньше. И именно ее. Свою юную девочку. Плевать на разницу в возрасте, на статус и все остальное. Если ее глаза будут вот так сиять от каждого моего признания, я готов кричать об этом на весь мир постоянно.

— И я, — глядя на меня открыто и ясно, прошептала Сабина.

Конец.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *